Неделя началась в Москве с частичного перехода офисных сотрудников на удаленную работу и со старта длинных каникул для школьников. Такие меры власти города ввели для снижения распространения коронавирусной инфекции, заболеваемость которой заметно выросла в последнее время. О ситуации в экономике столицы в период продолжающейся пандемии, формировании бюджета, мерах поддержки бизнеса и ситуации с мигрантами в интервью РИА Новости рассказал заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов. Беседовала Дарья Еременко.

Владимир Ефимов - заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений

— В последние недели у нас произошел заметный прирост заболеваемости коронавирусной инфекцией. Буквально недавно ввели продолжительные каникулы для школьников, затем обязали перевести на удаленную работу 30% сотрудников компаний. При каких обстоятельствах могут быть введены ограничительные меры в экономике?

— Если говорить про ситуацию с коронавирусом, то, действительно, вы абсолютно правы, мы наблюдаем последние недели рост числа заболевших. Связано это с тем, что наступает пора ОРВИ и гриппа, с началом учебного года выросло количество пассажиров в общественном транспорте. Что касается наших дальнейших действий, все зависит от того, насколько ответственно мы с вами будем соблюдать те ограничения, санитарные правила, которые предписаны врачами. Я имею в виду и масочный режим, и рекомендации для лиц пожилого возраста старше 65 лет, и, конечно же, переход с этого понедельника на удаленную работу части офисных сотрудников компаний.

Важно отметить, что, когда мы говорим об удаленной работе, речь идет именно об офисных работниках. На промышленные предприятия, которые имеют непрерывный цикл, где необходимо, чтобы все сотрудники были на месте, конечно же, это ограничение не будет распространяться, чтобы ни в коем случае наша промышленность не пострадала.

А для тех предприятий, которые имеют такую возможность, в первую очередь это офисные сотрудники, мы ввели обязанность перевести 30% сотрудников на удаленную работу, но рекомендуем при возможности до половины сотрудников переводить на "удаленку".

Мы в правительстве Москвы поступили точно так же, с понедельника у нас половина сотрудников перешла на удаленную работу. Благо, практика у нас такая есть, она показала свою эффективность, мы научились работать в дистанционном режиме при сохранении и качества оказываемых услуг, и объемов выполняемых работ. В этом, конечно, есть свои плюсы, есть и минусы — человеческое общение ничем не заменишь. Но, с точки зрения выполнения работы, мы научились делать это так же эффективно.

— То есть какие-то "легкие" ограничения вы не планируете пока вводить?

— На сегодняшний момент, как нам кажется, если мы все будем ответственно соблюдать все рекомендации, уже существующих ограничений нам должно хватить, чтобы сдержать дальнейшее увеличение количества заболевших. Мы имеем достаточное количество уже подготовленных коек в больничном фонде. Это те койки, которые использовались в начале текущего года и были законсервированы под возможное развитие ситуации осенью. Если у нас количество заболевших не начнет динамично увеличиваться, то, мы очень надеемся, что останемся внутри вот этих небольших ограничений, которые уже были введены. Мы понимаем, что любые жесткие экономические ограничения — это вынужденная мера, и к ней не хотелось прибегать, поскольку она оказывает существенное влияние на экономическое состояние и компаний, и, как следствие, бюджета самого города.

— По вашим оценкам, сколько сотрудников компаний с понедельника ушло на удаленную работу?

— Если брать от общего количества работающих в Москве, треть — это порядка 2,5 миллиона человек. При этом если исключить из этого количества сотрудников предприятий промышленности, общественного питания, где невозможно сократить персонал, то где-то порядка 1,8-2 миллионов человек должны перейти в режим удаленной работы. Приблизительно столько же у нас лиц пожилого возраста старше 65 лет живет в городе. Мы понимаем, что если такое количество людей нам удастся сократить на улицах, в общественном транспорте, то это, как показывает практика предыдущих месяцев, позволит нам сдержать рост количества заболеваний.

— А во сколько на данный момент вы оцениваете потери экономики Москвы от этой ситуации с пандемией?

— Если говорить про экономику Москвы в части нашего бюджета, то, по нашим оценкам, мы недополучим по итогам года порядка 300 миллиардов рублей, если сравнивать с прошлым годом. А если сравнивать еще и с тем, что у нас был заложен рост доходов относительно прошлого года на 8%, то суммарные потери бюджета превысят 500 миллиардов рублей. При этом мы понесли еще порядка 300 миллиардов рублей дополнительных расходов, которые не были предусмотрены в первоначальном бюджете и связаны с переоборудованием больничного фонда под COVID, закупкой дополнительных расходных материалов и лекарственных препаратов, мерами социальной поддержки, которые были увеличены из-за ограничений. То есть для бюджета это будет стоить порядка 800 миллиардов по итогам года, при условии, что мы останемся в текущей ситуации, и как мы надеемся, будут соблюдаться действующие меры и нам не придется вводить каких-то более жестких ограничений в городе.

— Как эта сумма повлияет на формирование бюджета следующего года? Придется ли отказаться от каких-то заявленных проектов?

— В этом году мы имели небольшой запас переходящих остатков с прошлого года, у нас были резервные фонды, которые позволили нам покрыть часть дополнительных расходов, выпадающие доходы, но вместе с тем мы вынуждены были существенно ограничить работу по благоустройству в городе, в некоторых случаях подвинуть сроки выполнения ремонтных и строительных работ. Но это, безусловно, не касается наших стратегических направлений, таких как строительство метро, дорог, социальных объектов, и конечно же, мы в полном объеме выполняем все наши обязательства по социальному обеспечению жителей города.

Если говорить про бюджет следующего года, он будет дефицитным. Мы впервые за последнее десятилетие будем выходить на рынок заимствований. По объему расходов мы планируем остаться на уровне 2019 года с небольшой динамикой, но это говорит о том, что все инвестиционные проекты, которые мы начали по ремонту и строительству, а также все социальные обязательства города будут выполнены. Поэтому мы рассчитываем все-таки на сохранение общей динамики развития экономики и инвестиционного цикла. В целом, если смотреть на ситуацию в городе, я думаю, что мы полноценно вернемся на прежнюю динамику в конце следующего года, может даже к середине 2022 года.

Что касается реновации, все запущенные проекты реализуются, фонд реновации полностью обеспечен ресурсами, необходимыми для выполнения планов. Дома, которые стоят в планах переселения в этом году и в ближайшую трехлетку, будут выполнены. Если говорить про строительство метро, наоборот, мы предусматриваем дополнительные средства на ускорение строительств БКЛ (Большой кольцевой линии метро). Все эти проекты у нас в приоритете, мы их выполняем.

— А расходы, вы сказали, останутся на уровне прошлого года. А по доходам?

— По доходам, мы рассчитываем, что мы выйдем приблизительно в уровень прошлого года, но понятно, что есть еще инфляционная составляющая, которая приводит к реальному сокращению расходов. Но тем не менее нам хватает этих денег на полное обеспечение жизнедеятельности города и реализацию основных инвестиционных проектов.

— Льготы, которые были введены во время пандемии для бизнеса, насколько оказались востребованными и будут ли они продолжены?

— Льготы вводились для того, чтобы поддержать предприятия в момент, когда были введены жесткие ограничения. По сути дела, мы были вынуждены остановить целые сферы экономики города, когда предприятия не могли осуществлять свою деятельность в привычном для них формате, поэтому те меры поддержки, которые вводились на уровне федерального правительства, правительства Москвы, были рассчитаны, в первую очередь, на повышение ликвидности этих предприятий. Если говорить о востребованности, то у нас порядка 40 тысяч компаний получили доступ к таким льготам, и это не считая масштабной программы по субсидированию процентных ставок для субъектов малого и среднего предпринимательства. Эта программа работает без ограничений отраслей и продолжает пользоваться спросом у малого бизнеса. В предприятиях, которые получили меры поддержки от города, работает около 770 тысяч человек.

Если говорить про эффективность и востребованность наших мер поддержки, Высшая школа экономики проводила анализ экономической политики восстановления экономик городов после введенных ограничений. Мы заняли достойное третье место среди крупнейших мегаполисов мира. И мы считаем, что нам удалось в рамках работы нашего штаба и общения с бизнесом найти ту, как говорится, золотую середину, которая позволила и бизнесу быстро вернуться к прежним позициям, и нам пройти эту ситуацию с наименьшими потерями для бюджета и экономики города в целом.

— А на следующий год продлевать будете?

— Если говорить про продление действия мер поддержки, мы будем смотреть на развитие экономики. Пока необходимости продления этих мер нет. Мы видим, что потребительский спрос вернулся на уровень прошлого года и даже превышает его на 3-4%. При этом мы понимаем, что у нас структура потребления немного изменилась — увеличился объем продаваемых непродовольственных товаров, намного больше товаров стало продаваться в онлайн-режиме, а не в торговых центрах. Это, безусловно, повлияет на переформатирование тех способов реализации товаров, которые использует бизнес, и в каких-то случаях может быть поменяется конфигурация наших торговых центров.

— А если говорить о сумме, на какую сумму были введены льготы?

— Если суммировать все меры поддержки, предоставленные бизнесу во время пандемии, их объем составит почти 90 миллиардов рублей. На сегодня предприятия уже воспользовались поддержкой практически на половину этой суммы. Оставшаяся половина – это те гранты, которые мы сейчас выплачиваем предприятиям в качестве компенсации платежей по имущественным и земельным налогам в отношении торговых центров, которые снизили стоимость для своих арендаторов, и те суммы, которые у нас предусмотрены на субсидирование процентной ставки для субъектов малого предпринимательства. Все, что касается отсрочек, освобождения от арендной платы за земельные участки — это уже в полуавтоматическом режиме предоставлено предприятиям и они этими льготами воспользовались.

— То есть остался еще запас вот этой суммы на льготы для предприятий?

— Она зарезервирована в бюджете и предусмотрена до конца года, работает в заявительном порядке.

— Недавно президент на одном из совещаний сказал, что экономические последствия коронавируса будут ощущаться еще долго. Если говорить на уровне Москвы, как долго и какие это последствия?

— Мы ожидаем полного восстановления динамики экономического роста в лучшем случае в 22-м году. И связано это не только с экономикой города. Москва, как один из крупнейших мировых мегаполисов, интегрирована в мировую экономику, и московские предприятия работают не только на наш внутренний рынок, но и на мировой рынок. И сейчас мы видим существенное снижение экономической активности в мире, это не может не сказаться на объемах производства предприятий. Ситуацию существенно спасает внутренний потребительский спрос. При этом, несмотря на ограничения на въезд иностранных туристов и существенное снижение туристического потока в городе, мы видим, что внутренний потребительский спрос заместил внешний, который "привозили" туристы в Москву.

— А на какие товары у москвичей вырос спрос?

— Уровень потребления продовольствия остался примерно на уровне прошлого года. При этом мы видим рост непродовольственной торговли на 10-15%. Он колеблется по месяцам, но в среднем за июль-август, когда мы все открыли, наблюдается положительная динамика. Мы считаем, что это ярко выраженное замещение туристического спроса на внутренний спрос. Сказалось и то, что наши граждане были ограничены в своих поездках за рубеж для отдыха, что привело к повышению внутренних расходов.

— А как в целом бизнес изменился после пандемии, после самоизоляции?

— С нашей точки зрения, ничего фатального не произошло. Был опыт дистанционной работы, и многие форматы взаимодействия с потребителем, которые мы освоили в режиме самоизоляции, я думаю, приживутся и останутся. Я имею в виду, в первую очередь, бурный рост онлайн-торговли. Это доставка уже готовой продукции, если мы говорим про общепит. Онлайн-торговля получила мощнейший толчок, новый импульс, можно сказать появился новый стандарт качества оказания этих услуг. Вместе с тем мы видим, что ограничения на проведение культурно-массовых мероприятий и работу кинотеатров, которые сохранялись достаточно долго, негативно сказались на экономике этого сектора. Но в целом экономика Москвы практически мгновенно вышла на показатели до пандемии, что говорит о том, что экономика города не только диверсифицирована, но и очень гибко реагирует на любые изменения и потрясения. Поэтому каких-то кардинальных изменений нет, когда мы можем говорить, что, вот, у нас экономика теперь другая, потому что мы пережили пандемию. Появились новые форматы работы, они стали более удобными для потребителей, новые сервисы, что делает экономику еще более устойчивой к любым мировым изменениям.

— Ранее вы говорили, что не ждете роста банкротств. Эти предположения подтвердились?

— Мы действительно не видим роста банкротств. Мы наблюдали определенную отрицательную динамику по индивидуальным предпринимателям и по юридическим лицам в режиме самоизоляции, когда было полное закрытие работы целых секторов. По юридическим лицам мы проводили анализ, сокращение было связано с тем, что предприятия "подчищали" активы и закрывали те компании, которые по факту никакой деятельности не вели. Что касается индивидуальных предпринимателей, мы связываем эти цифры все-таки со спецификой действующего режима налогообложения, когда, к сожалению, индивидуальный предприниматель вынужден платить социальные взносы, даже когда он не ведет соответствующую деятельность. И мы предполагаем, что индивидуальные предприниматели могли принимать такие решения с целью оптимизации расходов. Но сразу после возобновления нормального режима работы мы увидели абсолютно такую же динамику, какой она была до введения ограничений — количество регистрируемых ИП у нас существенно превышает число тех, которые закрываются. И в целом с начала года у нас количество ИП увеличилось примерно на 6% относительно прошлого года.

— Хорошие новости, на самом деле! Наблюдается ли или, может быть, вы прогнозируете рост цен в Москве?

— Сейчас мы наоборот прогнозируем снижение инфляции относительно прошлого года. У нас на сегодняшний момент инфляция, накопленная с начала года, составляет 2,6%. При этом она была нулевой и в августе, и в начале сентября. На конец года мы ускорения инфляции не ожидаем. В целом сказалось, конечно, снижение потребительской активности в апреле-мае — начале июня, и сейчас выравнивание ситуации как раз стабилизует темпы инфляции. Но мы не выйдем за 3%. В следующем году мы прогнозируем, что инфляция будет в аналогичных параметрах, как и в этом.

— А если говорить о зарплатах? Средняя зарплата в Москве осталась на том же уровне?

— У нас наблюдалось снижение объема выплачиваемой зарплаты за апрель-май. Снижение составляло порядка 15-20% объема выплаты. Это отражалось и на тех цифрах, которые мы видели по зарплатным проектам и, соответственно, по объему уплачиваемого налога на доходы физических лиц. Но накопленным итогом с начала года мы видим рост порядка 6%. То есть это даже больше чем в два раза превышает темпы инфляции за тот же период. Это говорит о том, что реальные зарплаты у нас по экономике выросли почти на 3%. И мы сейчас наблюдаем такую стабильную динамику, то есть пока не видим никаких негативных прогнозов.

— Стало ли больше самозанятых после пандемии?

— Самозанятых стало больше. Мы наблюдали рекордные показатели по регистрации самозанятых именно в период введенных ограничений. Возможно, это связано с тем, что люди искали для себя новые форматы работы, новые режимы налогообложения. И на сегодняшний момент у нас количество самозанятых составляет почти 400 тысяч. Ежемесячно мы прирастаем в этом году где-то на 20-25 тысяч самозанятых. Динамика очень позитивная. Рост почти в два раза с начала года. Наибольшее количество самозанятых — это водители такси и грузоперевозки, но и другие сферы очень востребованы.

Объем уплаченных самозанятыми налогов за этот год составил более 700 миллионов рублей. И мы понимаем, что абсолютное большинство из этих 400 тысяч человек — это те люди, которые используют этот режим, выходя из тени. То есть та задача, та идея, которая закладывалась при принятии этого закона, сработала. Мы не видим того, чтобы люди массово переходили с работы по трудовому договору на статус самозанятого или прекращали работу в виде ИП и переходили на самозанятого. Это в абсолютном большинстве новые люди, которые раньше работали, судя по всему, в серой зоне.

— Наблюдаете ли вы отток мигрантов после пандемии?

— К сожалению, да. У нас большое количество мигрантов работало на стройках и в сфере ЖКХ. И мы уже получаем сигналы от бизнеса, от строительной отрасли, в первую очередь, о дефиците трудовых ресурсов. Связано это, безусловно, с закрытием границ. И в некоторых случаях это приводит к смещению сроков по реализации тех или иных проектов. Но в целом ситуация достаточно стабильная. Количество людей, которые остались в стране и продолжают работать, достаточное для выполнения основных задач, связанных с уборкой города и выполнением основных проектов. Каких-то значимых проблем на этот счет нет. И на самом деле нет того негатива, который мы встречали в некоторых СМИ — что растет преступность среди мигрантов. Никакой динамики преступлений, совершаемых мигрантами, в городе нет. Соответственно, ситуация в целом стабильная.

— А на темпы строительства не повлияет этот отток мигрантов?

— Я думаю, на темпы строительства скорее могло повлиять то, что мы были вынуждены приостановить работы строительных компаний на месяц. Но мы увидели, что потом происходило наращивание темпов строительства. То есть значимого влияния на объемы строительства коронавирус не оказал.

 

Источник: РИА НОВОСТИ

Материалы по теме

Подробнее
04 Дек МЕРОПРИЯТИЕ
Предприниматели могут принятие участие в семинаре Всемирного банка
Подробнее
04 Дек
Льготная стоимость земельных участков под индивидуальное жилищное строительство позволила москвичам сэкономить 70 миллионов рублей
Подробнее
04 Дек
За пять лет конкуренция на городских торгах по аренде недвижимости выросла в два раза
Инвесторы продолжают вкладываться в Москву
А.В. Прохоров
Андрей Бессонов
Поставка IT-оборудования
Александр и Евгения Барташевы
Аренда здания
Все темы