×
Internet Explorer

Ваш браузер устарел

Пожалуйста, обновите браузер — из-за старой версии браузера сайт может работать неправильно и представлять угрозу вашей безопасности.

scroll up scroll down
16 Ноя

Москва перешагнула порог четвертой промышленной революции

Подписаться на инвест дайджест

О стимулах развития столичной промышленности, мерах поддержки и росте производительности труда журнал «Эксперт» поговорил с руководителем департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы Александром Прохоровым

Александр Прохоров: «Москва перешагнула порог четвертой промышленной революции»

Исторически Москва — промышленный центр страны. Да, крупные предприятия, такие как Кусковский химический завод, или металлургический завод «Серп и молот», или ЗИЛ ушли из города, но здесь по-прежнему работает множество заводов — более трех тысяч промышленных предприятий. Сегодня они дают городу 700 тысяч рабочих мест. Если смотреть по числу предприятий, то пятая часть из них занимается радиоэлектроникой и приборостроением. В Москве — компактная инновационная промышленность.

Доля обрабатывающей промышленности в структуре валового регионального продукта Москвы составляет примерно 16%. В прошлом году все промышленные предприятия города перечислили в бюджет 185 млрд рублей. Но, что важно, промышленность растет опережающими темпами.

За последние пять лет в Москве зарегистрировались и начали свою производственную деятельность порядка 500 новых предприятий. Важно отметить, что каждое третье из них относится к высокотехнологичным отраслям. На новых предприятиях создано почти 15 тысяч рабочих мест, а их совокупная выручка в прошлом году составила без малого сто миллиардов рублей. Ежегодно эти компании приносят в бюджет Москвы более двух миллиардов рублей налогов.

Промышленность города в целом набирает обороты не только в объемах производства. Сегодня на столичных заводах работают технологии на базе искусственного интеллекта и промышленного интернета вещей, используются решения в сфере робототехники и продукты для управления жизненным циклом изделия.

О стимулах развития промышленность города, о том, какие меры принимаются для ее поддержки и росте производительности труда, «Эксперт» поговорил с руководителем департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы Александром Прохоровым.

— Сложно ли промышленникам в условиях высокой конкуренции за кадры подбирать специалистов? Кого сейчас больше не хватает на заводах — высококвалифицированных работников или простых рабочих?

— Промышленность столицы постоянно развивается, и поиск кадров — актуальная задача для многих предприятий. Нехватку сотрудников отмечает каждая пятая производственная компания.

Четвертая промышленная революция диктует свои условия в кадровой политике. Сегодня особенно остро стоит вопрос поиска специалистов, умеющих управлять современным производственным оборудованием. И тут уже три четверти московских предприятий отмечают нехватку инженеров со знаниями в области современных технологий. За такие кадры между компаниями в Москве идет настоящая борьба. Однако это и преимущество города — здесь, в отличие от других регионов, их можно найти.

В Москве сегодня работает 35 процентов научных кадров России, а в скором времени появится еще больше специалистов, разбирающихся в самых современных направлениях науки и промышленности: около 75 процентов предприятий столицы оценивают свой уровень цифровизации как средний, высокий и очень высокий. Тренд на автоматизацию и цифровизацию абсолютно точно будет продолжать свое развитие в городе.

— За счет чего промышленники компенсируют дорогой труд? Есть ли у города программы повышения квалификации для промышленников?

— В прошлом году мы провели много встреч и консультаций как с представителями предприятий, так и с ведущими вузами, работающими в Москве. Так мы смогли выявить одну из основных проблем, связанную с подготовкой высококвалифицированных кадров для «Индустрии 4.0». Это отсутствие эффективного взаимодействия между учебными заведениями и реальным производством. Конечно, у некоторых предприятий есть студенческие программы, где учат специалистов под конкретные производства, но таких особых потоков мало.

Сегодня вузы должны не просто обучать студентов, важно выстроить тесное взаимодействие с предприятиями, чтобы будущие инженеры могли получать не только теоретические, но и практические знания. При этом даже в Москве, где множество производств и технических вузов, такое взаимодействие непросто реализовать без поддержки властей.

Именно поэтому осенью 2021 года в столице начала работу Московская техническая школа (МТШ). Проект мы запустили при участии ведущих промышленных предприятий и учебных заведений столицы, институтов развития, таких как ВЭБ РФ и Агентство стратегических инициатив. Главная цель — подготовить специалистов, которые будут работать на самом современном оборудовании, руководить цифровизацией промпредприятий.

И тут как раз мы и подходим к вопросу компенсации расходов на дорогие кадры. На самом деле при автоматизации процессов предприятие действительно платит больше, например, оператору укладочной линии, чем укладчицам, работающим вручную. Но при этом оператор у нас один, а укладчиц пять или десять. Производительность труда такого оператора в час в несколько раз выше, чем производительность ручного труда. А чем выше производительность труда, тем лучше это отражается на экономических показателях производства.

— Есть ли понимание, какой эффект для промышленности даст школа?

— Производительность сотрудников, прошедших обучение в МТШ, повысится как минимум на двадцать процентов, что, в свою очередь, приведет к ощутимому росту экономики производств. Важно понимать, что Московская техническая школа не просто готовит инженеров, которые будут работать на современном оборудовании, задача проекта — подготовка специалистов с опережением существующих технологий и базы как минимум на пять–десять лет. Это такие специальности, как робототехника и сенсорика, искусственный интеллект в промышленности, аддитивные технологии, новые производственные технологии и так далее. Сейчас такие специалисты максимально ценны и дороги. Обучение предусматривает как лекции, так и практические занятия, а также изучение дополнительных материалов, выполнение самостоятельных заданий и консультации с лучшими преподавателями мирового уровня.

Банк без денег

— В любом случае производительность труда упирается не только в квалификацию кадров. Нужны и технологии. Как с этим в городе?

— С технологиями проблем нет, главное — задаться целью их найти. Плюс понять, что именно нужно для твоего завода, а также проверить поставщика этой технологии. Сегодня все это сделать довольно просто — любой московский промышленник может воспользоваться интерактивным Банком технологий. Мы создали своего рода реестр новейших разработок, для того чтобы производители могли подбирать и внедрять технологи «Индустрии 4.0». Сервис существует уже год, и мы готовы подвести предварительные итоги его работы. На данный момент в проекте участвует 71 вендор — это разработчики программного обеспечения, робототехники и вспомогательного оборудования. Количество решений Банка технологий достигло 116, и эта цифра постоянно растет. В работе сервиса участвуют три интегратора: SIU System, Prof-IT Group и RTSoft.

Недавно создали подраздел «Интерактивная доска заявок», где предприятия могут самостоятельно размещать свои заявки на проекты цифровизации и модернизации. Необходимо лишь описать производственные и управленческие проблемы.

Кроме того, сейчас мы разрабатываем новый продукт — Реестр промышленных площадок для пилотирования новых технологий. Здесь будет собрана информация о предприятиях города Москвы, готовых предоставить свои производственные площади для апробации новых технологий. Используя этот реестр, разработчики технологий получат возможность подобрать площадку для проведения тестовых внедрений своих решений и в последующем масштабировать их на все предприятие в целом и другие компании отрасли.

Те предприятия, которые не знают, с чего начать модернизацию, могут воспользоваться услугой «Технологический аудит». Она позволяет оценить техническую оснащенность, уровень организации производственного процесса и перспективы цифровизации производства.

— Сервисы — это хорошо, но модернизация стоит денег. Есть ли инструменты поддержки развития промышленности?

— Конечно. Власти города поддерживают модернизацию в том числе и финансово: при покупке нового оборудования предприятия могут получить субсидии на компенсацию части расходов — до двухсот миллионов рублей в год. В этом году мы получили 44 заявки на субсидирование процентов по займам, возмещение части лизинговых платежей, а также возмещение затрат по инженерно-технологическому присоединению на общую сумму миллиард рублей.

Другой инструмент финансирования модернизации — московский Фонд поддержки промышленности и предпринимательства. Фонд предоставляет льготное финансирование до трехсот миллионов рублей по ставке от двух до четырех процентов годовых. С 2017 года выдано более трех миллиардов рублей льготных займов.

С помощью займа можно не только закупить новое оборудование, но и выйти на новые рынки. Для этого есть два спецпродукта — «Экспорт» и «Экспорт АПК». Такую поддержку, например, получила одна из столичных косметических фабрик. За счет займа в сто миллионов рублей предприятие пополнило оборотные средства на оплату сырья, материалов и комплектующих, используемых для производства продукции, идущей на экспорт.

Ставка на робота

— Производительность труда можно свести в двум факторам — труд и капитал. Чем больше вложено в производство, тем меньше требуется физического и малоквалифицированного труда. Как вы оцениваете современную московскую промышленность?

— В целом промышленность Москвы уже перешагнула порог четвертой промышленной революции — это доказывают многочисленные примеры столичных предприятий. Я недавно разговаривал с московским заводом «Рено», пример компании довольно показателен. Автоматизация, а у компании практически все процессы автоматизированы, не забирает у человека рабочие места, а позволяет ему заниматься более интеллектуальным и высокооплачиваемым трудом. На предприятии существует система поощрения рационализаторских решений, а сотрудники, понявшие, как переложить свою работу на механизмы, продвигаются вверх по карьерной лестнице.

Еще одно интересное с точки зрения автоматизации предприятие — высокотехнологичный московский завод «Экопласт». Он может перерабатывать в год до 25 тысяч тонн смешанных корпусных пластиков. И эту мощность можно легко увеличить до 60 тысяч тонн (для понимания: это тысяча железнодорожных вагонов). А работает на предприятии всего 35 человек, из них половина обслуживает линию производства, остальные — административный персонал. Для такого огромного предприятия совсем небольшой штат. Эффект достигается благодаря полной автоматизации всех технологических участков переработки пластика. Операторы лишь контролируют корректность работы оборудования и проверяют параметры производственных процессов.

— Например, в пищевой промышленности автоматизировать производство сложнее?

— Не соглашусь. Приведу пример — Лианозовский молочный комбинат, крупнейшее в Восточной Европе предприятие по производству продуктов питания, входящее в состав компании PepsiCo. Оно также успешно использует автоматизацию роста производительности. Например, фасовочной линией, которая производит по 12 тысяч упаковок йогурта, управляет один оператор.

Машины часто не только освобождают людей от рутинной работы. Они помогают им выполнять травмоопасные операции, чтобы сохранить здоровье.

На заводе ГК «Москабельмет» робот бесперебойно загружает металл в плавильную печь, перемещая 50 тонн свинца в сутки. Все внедренные роботы оснащены системой компьютерного зрения.

Думаю, важно отметить, что робототехника, работающая на столичном производстве кабелей, также разработана и произведена в Москве. Aripix Robotics — российский производитель шестиосевых промышленных роботов-манипуляторов. Их продукция доступна по цене малым, средним и крупным компаниям. Она помогает автоматизировать циклические рутинные операции и повысить производительность труда. Предприятие прошло путь от создания первого прототипа Aripix A1 в 2017 году до заключения первых крупных контрактов на разработку и внедрение роботов в 2019 году. Сегодня роботы московской компании работают и в ГК ПИК. На заводе компании система из двух роботов подбирает керамические плитки для облицовки стеновых панелей по цвету, различая 62 оттенка, отбраковывает сколотые плитки и плитки нестандартного размера.

Экспорт как лакмус

— Если в Москве все так хорошо с производительностью труда и автоматизацией, то продукция московских предприятий должна пользоваться спросом на зарубежных рынках, то есть быть конкурентоспособной в мире. Так ли это?

— Нам есть чем гордиться в плане экспорта: 180 стран мира покупают московские промышленные товары, от США, Германии, Китая до наших соседей — стран СНГ. Несмотря на пандемию, столичным экспортерам удалось увеличить объем экспорта в этом году почти на треть относительно аналогичного периода 2019 года. Можно привести множество примеров высокотехнологичной продукции, которую у московских компаний покупают за рубежом благодаря тому, что наши товары выигрывают у иностранных аналогов по соотношению цены и качества.

Так, в Европе популярна продукция химической промышленности, механическое оборудование, а также комплектующие и электроника для промышленной техники. В азиатские страны — в частности, в Китай и Филиппины — столичные компании отправляют световое оборудование. Московские игрушки и канцтовары пользуются спросом в Казахстане и Белоруссии. Киргизия и Азербайджан — постоянные импортеры мяса и мясных снеков.

В целом среди регионов России Москва — лидер по несырьевому неэнергетическому экспорту. В январе–августе этого года он составил 20,13 миллиарда долларов.

— Какие примеры высокотехнологичного экспорта вы лично можете отметить?

— Примеров очень много. Из интересного, с чем сталкивался на днях: компания «Гентерра» разрабатывает реагенты для молекулярной диагностики. Эти вещества — основа ПЦР тест-систем, спрос на которые, естественно, все больше и больше растет. «Гентерра» синтезирует сложные, скажем так, компоненты, используемые для лечения онкозаболеваний. Продукция московской компании поставляется в США, Австралию, Израиль, Испанию и другие страны.

Другой пример — московская компания «Доза», поставляющая в Грецию специальные мониторы для Афинской национальной обсерватории. Один из маркеров сейсмической активности — повышение выхода из почвы геологических газов, содержащих в том числе и радиоактивный радон. Так вот, московские специалисты компании разработали и произвели спектрометрические мониторы радона, регистрирующие изменения потоков радона из почвы. Результаты работы мониторов будут использоваться заказчиком при анализе данных о сейсмической активности средиземноморского побережья.

Отмечу, что Москва не планирует останавливаться на достигнутом. Вместе с другими регионами город участвует в нацпроекте «Международная кооперация и экспорт». Задача стоит непростая — увеличить объем несырьевого неэнергетического экспорта не менее чем на 70 процентов к 2030 году. Мы идем хорошими темпами: только в прошлом году целевые показатели по промышленному экспорту были перевыполнены на 54,3 процента, экспорту агропромышленного комплекса — на 18,8 процента.

Источник: Эксперт