×
Internet Explorer

Ваш браузер устарел

Пожалуйста, обновите браузер — из-за старой версии браузера сайт может работать неправильно и представлять угрозу вашей безопасности.

scroll up scroll down
30 Апр

Глава департамента промполитики Москвы: наша главная задача — сохранить каждое предприятие

Подписаться на инвест дайджест

Глава департамента промполитики Москвы: выгода города от офсетных контрактов — налицо

Ситуация с распространением коронавируса в России в целом и в Москве в частности повлияла не только на сферу услуг: на вынужденные "каникулы" пришлось уйти и многим промышленным предприятиям. Глава департамента инвестиционной и промышленной политики столицы Александр Прохоров рассказал в интервью ТАСС о том, как московские производители адаптируются к новым условиям, как выполняются экспортные обязательства в условиях пандемии, а также о том, какие антикризисные меры принимают городские власти.  

— Какие московские предприятия продолжают функционировать в условиях объявленных в стране нерабочих дней?

— В столице работает 720 промышленных предприятий, работать продолжает примерно половина из них. Конечно, город делает все для того, чтобы победить пандемию и максимально обезопасить горожан, но полностью остановить промышленность просто невозможно. Кто-то должен обеспечивать население лекарствами, продуктами, производить антисептики и медоборудование, поставлять материалы для строительства больниц, которые сейчас строят по всей стране. В свою очередь кто-то должен поставлять этим производствам сырье, комплектующие и так далее. Также есть предприятия, производственные циклы которых в принципе нельзя остановить ни на секунду. Если допустить их остановку, то потом такому предприятию проще совсем закрыться, чем перезапустить оборудование. Это, например, касается производства кабеля, нефтепереработки.

Поэтому мы очень внимательно подошли к вопросу вынужденных "каникул" для промышленников. В итоге в Москве продолжают работу предприятия пищевой и фармацевтической промышленности, оборонно-промышленного комплекса, ряд предприятий обрабатывающей промышленности, а также те, кто обеспечивает население средствами индивидуальной защиты, антисептиками, производители медицинского оборудования и сопутствующих товаров.

— Как изменилась их работа в связи с пандемией?

— Они обязаны соблюдать строгие меры безопасности: перевести максимальное количество сотрудников на удаленную работу, а остальных обеспечить средствами индивидуальной защиты, ежедневно замерять температуру, проводить дезинфекцию помещений. Сейчас мы на связи с управлением Роспотребнадзора, специалисты которого выпустили подробные рекомендации по организации работы и консультируют заводы.

Понятно, что проще всего оказалось перевести на удаленную работу офисы, сложнее — сократить количество сотрудников на производстве. Предприятия провели ревизию своего штата и определили, чье присутствие необходимо непосредственно на месте. Кто-то оказался лучше подготовлен к новым условиям, кто-то хуже. В частности, пищевой и фармацевтической отраслям за счет высокой степени автоматизации производства в принципе не требуется большого количества персонала в одной смене.

Некоторым пришлось искать новые форматы работы. Так, одна из столичных компаний перевела сотрудников производства старше 50 лет на удаленку — теперь они через мессенджеры консультируют молодых коллег. Приемку же оборудования там наладили через видеосвязь. Многие пересмотрели свои производственные планы и сосредоточились на выпуске товаров, востребованных именно в период пандемии.

— О каких товарах идет речь?

— В первую очередь это антисептики для рук — сейчас их производят парфюмерные и косметические фабрики, а также десятки других средних и даже мелких компаний. После совещания с департаментом шесть предприятий легкой промышленности перешли на пошив защитной одежды: за считаные дни они смогли наладить производственные процессы и уже снабжают медиков. Это сотни тысяч единиц продукции, прежде всего халатов и бахил.

Некоторые компании кардинально сменили профиль или предложили рынку инновационные продукты. На 3D-принтерах, к примеру, теперь печатают расходники для аппаратов искусственной вентиляции легких. Еще один разработчик оборудования для нефтяной промышленности придумал устройство дезинфекции сточных вод для новых больниц. Производитель газового оборудования поставляет дефицитные комплектующие для медтехники.

Многие из компаний, которые решили прийти на помощь городу, располагаются на территории нашей особой экономической зоны. Поэтому мы запустили онлайн-платформу, где собраны продукция и услуги всех резидентов, разработанные в период пандемии. Это очень удобно для заказчиков — им так проще найти подрядчика или поставщика уникальных решений.

Пандемия серьезно обострила вопрос с импортозамещением в сфере здравоохранения. Многие страны испытывают острый дефицит ряда товаров, крупные зарубежные игроки просто не справляются с валом заказов. И столичные производители смогли быстро перепрофилироваться и начать работу на благо города и страны в тяжелой ситуации распространения вируса.

К примеру, один московский производитель оптических компонентов изготовит 10 тыс. тепловизоров для бесконтактного контроля температуры тела. Уточню, что эти тепловизоры сделаны из комплектующих российского производства.

Хочу отметить, что многие столичные компании и до пандемии специализировались на товарах, спрос на которые сейчас возрос в несколько раз. Они в экстренном порядке наращивают мощности. Так, рентгеновские палатные аппараты теперь выпускают круглосуточно, а медоборудованием для машин скорой помощи до июня будут обеспечены 1,2 тыс. реанимобилей.

— На какие меры поддержки могут рассчитывать промышленники, пострадавшие в нынешней ситуации?

— Давайте я начну с того, что город не первый год поддерживает промышленные компании. В частности, с 2012 года Москва заключила 168 договоров субсидий на общую сумму более 2,5 млрд рублей. В данный момент у нас идет новая заявочная кампания, которая продлится до 30 сентября включительно. Промышленные предприятия могут получить поддержку по трем направлениям: компенсация части затрат, связанных с уплатой процентов по кредитам, лизинговым платежам, и возмещение расходов на технологическое присоединение капитальных объектов к системам инженерно-технического обеспечения. Общий объем финансовой поддержки составит 1,3 млрд рублей. Я сейчас говорю о той поддержке, которую заводы получают регулярно.

Хотел бы обратить внимание, что мы очень тесно работаем с предприятиями. Как только мы поняли, что вируса не избежать, мы создали штаб по мониторингу. В нем работают ведущие сотрудники департамента, которые поддерживают связь с заводами 24 часа в сутки и семь дней в неделю, собирают информацию по потребностям, сложностям, проблемам. Работает и горячая линия по поддержке промышленности, на которую только за первые пять дней поступило более 400 звонков. Опять же, это не просто кол-центр: в нем работают сотрудники департамента, которые лично знакомы со многими заводами. Эти люди отвечают на звонки и сами решают проблемы заводов. У нас еще никто из предприятий не остался без ответа и протянутой руки помощи.

Наша главная задача — сохранить каждое предприятие, помочь промышленности пройти сложный период. Это рабочие места для 700 тыс. человек.

Что же касается мер финансовой поддержки, мы будем ее оказывать. Вместе с предприятиями мы работаем над формированием общего списка мер, но это должно быть  взвешенное решение. Только целостная картина даст нам возможность оказать реальную поддержку промышленникам.

Несколько федеральных и региональных пакетов мер уже работают. Буквально недавно Минпромторг России утвердил перечень системообразующих предприятий 246 компаний из 15 отраслей, среди них есть и московские производители.

— А как период пандемии проходят московские предприятия-экспортеры? Какой ущерб им нанесла нынешняя ситуация?

— Экспортные поставки носят отложенный характер, то есть оценить реальный ущерб мы сможем через определенный период времени, не раньше конца полугодия. Об этом я, в частности, говорил в части мер поддержки — только реальная картина и оценка ущерба даст нам возможность помочь предприятиям, в том числе ориентированным на экспорт.

При этом до пандемии, в январе — феврале, общий объем несырьевого неэнергетического экспорта составил $4,18 млрд — это почти на треть больше, чем год назад. Доля Москвы в общем объеме российского экспорта составляет более 40%, в том числе 20% несырьевого неэнергетического экспорта.

Наши аналитики отмечают, что московские товары повседневного спроса очень востребованы в Германии, Италии, Белоруссии и Казахстане. Например, экспорт московского производителя здорового питания увеличился на 30%. Этому способствовала поддержка города и быстрая трансформация предприятия под новые реалии.

— Для новых контрактов нужны международные встречи, выставки, но при этом границы пока еще закрыты. Как развивать экспорт в новых условиях? На какую поддержку могут рассчитывать экспортеры?

— В мае 2019 года правительство Москвы создало Центр поддержки и развития промышленного экспорта и экспорта продукции АПК "Моспром". Сегодня работает программа по адаптации экспортеров к новым условиям. Специалисты консультируют по вопросам исполнения действующих контрактов, минимизации рисков, проводят обучающие семинары. Кроме того, мы перевели международные мероприятия в онлайн-формат. В частности, провели первую онлайн-бизнес-миссию с московскими компаниями, представителями розничной и оптовой торговли Индии, а также Конфедерацией индийской промышленности. По итогам состоялись около 30 онлайн-b2b-встреч. А всего в программе "Моспрома" приняли участие уже 90 экспортно ориентированных производителей.

Мы помогаем максимально сохранить наработанную международную клиентскую базу, анализируем возможные риски, прорабатываем с компаниями новые стратегии. И мы планируем дальше наращивать экспортное направление.

Источник: ТАСС