Альфа Автоматив Техноложиз

Детальный разговор

Компания «Альфа Автоматив Техноложиз» («ААТ») является одним из ведущих российских производителей кузовных деталей с объемом выпуска более 9,5 млн запчастей в год, используемых при сборке более чем 300 тыс. машинокомплектов. Ассортиментная линейка предприятия насчитывает более 220 видов элементов кузова. Генеральный директор ООО «ААТ» Максим Кондратьев рассказал Инвестпорталу, сколько сегодня стоит новый завод и как окупить инвестиции с помощью власти.

– Максим Олегович, что производите, кто потребители?

– Наша компания занимается штамповкой кузовных деталей из листовой стали. Основным акционером является IHI Corporation – это японская корпорация, которая занимается тяжелой промышленностью. 17% акций осталось у АМО ЗИЛ. Основным клиентом компании «ААТ» является альянс Renault – Nissan – «АвтоВАЗ». Основным потребителем наших деталей является завод ЗАО «Рено Россия», расположенный в Москве. Также 45-50% нашей продукции идет на завод «АвтоВАЗ».

Мы являемся самым крупным поставщиком ЗАО «Рено Россия». Возьмем популярную модель Renault – первый Logan, выпускавшейся на тогда ещё заводе «Автофрамос»: практически весь ее кузов сварен из деталей, произведенных на нашем предприятии. На данный момент мы активно поставляем кузовные детали на модели Duster, участвуем в большом проценте сборки моделей Kaptur и предполагаем также поставлять кузовные детали к новой модели Arkana, которая сейчас активно рекламируется. Если вы видите автомобили Renault на улицах Москвы, то знайте, что внешний вид автомобиля – это практически мы!

Наша продукция также идет на экспорт через альянс. То есть мы поставляем детали альянсу, а альянс поставляет продукцию, например, в Бразилию. Наши детали идут для сборки, в основном, Renault Kaptur.

– Как давно существует «ААТ»?

– Компания была основана в 2007 году. Но реальное производство началось в 2008-м, ускорение ему было придано в 2009 году.

Оригинальная идея, импульс к созданию появился после выхода постановления Правительства РФ № 166 о локализации автосборочного производства. После этого ЗАО «Рено Россия» в силу своих обязательств должно было локализовать штамповку деталей. Штамповочное производство – оно капиталоёмкое, требует больших инвестиций: стоимость одной прессовой линии может достигать 20 млн долларов. А таких линий должно быть несколько. Соответственно, с целью оптимизации, «Рено» (в то время совместное предприятие «Автофрамос») вело поиск поставщиков, которые смогли бы оказывать услуги по штамповке, поставлять штампованные изделия на завод в Москве. К счастью, такой цех (тогда еще не предприятие) был найден – это был цех АМО ЗИЛ. В нем стояли прессовые линии, которые были импортированы в Советском Союзе еще в конце 80-х годов. Они были в достаточно хорошем состоянии, так как эксплуатировались не в полную силу. Производителем этих прессовых линий была компания IHI – наш нынешний акционер. Она набралась храбрости и, несмотря на то что в мире у компании нет других штамповочных производств, решила попробовать свои силы в этой индустрии именно в России. Вот таким образом была организована компания «ААТ». Изначально 51% доли был у АМО ЗИЛ и 49% – у IHI Corporation. Назначением предприятия было превращение цеха штамповки АМО ЗИЛ в предприятие, способное производить изделия с уровнем качества, соответствующего требованиям лидеров мирового автопрома. Предприятие успешно выполнило свою задачу: сейчас оно является крупнейшим поставщиком кузовных деталей на заводы альянса Renault – Nissan – «АвтоВАЗ». Получается, японская корпорация IHI рискнула, и риск оказался оправдан.

– За качество ваших деталей можете ручаться?

– Абсолютно! Мы получили все возможные сертификаты качества, которые необходимы для мирового поставщика. Более того, каждый потребитель, каждый производитель автопрома имеет еще и свои системы контроля качества, свои сертификационные системы. По этим сертификационным системам мы находимся на одном из высших мест у Renault.

– Сколько человек трудится в «ААТ»?

– На пике, в 2013 году, у нас работало 500 человек, сейчас чуть больше 400. Но мы думаем, что с запуском нового производства должно получиться 450 человек.

– О новом производстве расскажите, пожалуйста, подробнее.

– Для начала расскажу, почему возникла необходимость в новом производстве. Москва активно реализует проект по реорганизации промзоны ЗИЛ. Там будет жилой район с парковыми зонами – что, наверное, и правильно. Но, к сожалению, на этой территории было наше предприятие – пожалуй, единственное в промзоне крупное производство, которое всё еще функционирует.

Совместно с Москвой мы разработали план: как претворить проект по реорганизации территории ЗИЛ и сохранить при этом «ААТ». Была выбрана новая площадка в районе Бирюлево Западное. Она выделена нам в рамках реализации масштабного инвестпроекта. Сейчас мы уже перевозим оборудование со старой площадки в промзоне ЗИЛ на альтернативную в Бирюлево. Раньше там были пустые площади, сегодня на 60% готов новый завод, уже настраивается первая линия. Все это реализовано без участия госсредств – только привлеченные нашим японским акционером средства.

– Сколько инвестируете в строительство нового завода?

– Мы ожидаем, что вложим минимум 1,2 млрд рублей. Строительство – это очень масштабные инвестиции для нашей компании. Тем не менее, мы оптимизируем свои затраты, увеличиваем поток заказов, верим в развитие российского автопрома – всё это дает нам основания полагать, что срок окупаемости проекта составит примерно 7 лет.

– Вы заключили с Правительством Москвы специнвестконтракт (СПИК) на создание производства. Что это вам даст?

– Заключение СПИК с Правительством Москвы повышает нашу уверенность в том, что проект будет прибыльным. Соответственно, мы быстрее сможем отдать те кредиты, которые привлекли. Выплачивая меньше процентов по этим кредитам, мы сможем обеспечить окупаемость проекта. Иностранные инвестиции должны окупаться в России, а вот такие меры помогают иностранным инвесторам точно знать: да, страна хочет этих инвестиций, страна готова их поддерживать. И если не гарантировать, то хотя бы содействовать возврату этих инвестиций собственнику.

В рамках СПИК мы получаем льготы через пониженный налог на прибыль, на имущество, сниженную арендную ставку. Надеемся также получить московскую субсидию на присоединение к инженерным сетям.

Налоговые льготы позволят нам высвободить средства и направить их на погашение кредита на строительство. Это достаточно сильная мера поддержки: по нашим оценкам, в десятилетний срок льготы должны принести компании порядка 450 млн рублей дополнительно. То есть это некая гарантия того, что возврат инвестиций обязательно будет. И будет в те сроки, которые заложены на проект.

– Вам кто-то помогал при подготовке к заключению контракта?

– Я вообще считаю, что в Москве создана достаточно эффективная команда, работающая с промышленными предприятиями. «Окно» для работы с ними – это Департамент инвестиционной и промышленной политики. Там нам очень сильно помогли – спасибо большое за это. Не могу не отметить и остальные департаменты правительства Москвы, которые были задействованы в процессе: полное взаимодействие, понимание во всех вопросах. Благодарность и АМО ЗИЛ, которое также оказало большую поддержку во всех нюансах этого проекта.

Москва – это действительно большой промышленный кластер, поэтому здесь нужны определенные человеческие и профессиональные навыки для того, чтобы построить правильные отношения с инвесторами, донести правильно, внятно, коротко суть мер поддержки. Это очень важно, так как у каждого региона есть свои особенности.

– Какие у вас планы на будущее: может, хотите выйти на более дорогой, люксовый сегмент автопрома?

– Вы знаете, для промышленного предприятия очень важно войти в тот сегмент, который дает наибольшую отдачу. А наибольшую отдачу, если у тебя большой завод, дает только массовое производство. То есть чем больше деталей одного типа ты штампуешь, тем меньше у тебя затраты на единицу продукции. Поэтому наша компания не сильно стремится в дорогой сегмент – это не совсем наш ориентир, не наша цель.

Ближайшие наши планы – открыть завод. Ставим цель – запустить его в эксплуатацию в начале следующего года (скорее всего, в конце первого квартала). Дальше будем смотреть на развитие автопрома: оно неоднозначное, есть совершенно противоположные мнения, как все будет развиваться – будет ли это взрывной рост или это будет стагнация. Мы все-таки надеемся, что это будет стабильный рост. Поэтому сейчас нельзя загадывать далеко наперед: инвестиция большая, японские инвесторы очень осторожны, консервативны, но если принимают решение, то его воплощают. Откроем завод – будут следующие планы по развитию.

Источник: Городское агентство управления инвестициями

Читайте также