Сергей Собянин: о судьбе ВВЦ, фестивалях и парковках

27 апреля 2014

Об апрельских субботниках, судьбе ВВЦ, городских фестивалях, парковках и о многом другом рассказал Мэр Москвы в интервью телеканалу «Москва 24». Вопросы могли задавать горожане по электронной почте по ходу разговора, который  проходил в прямом эфире.

– Здравствуйте, Сергей Семенович. Спасибо большое за очередную встречу. Мы обещали зрителям, что разговор будет вестись преимущественно о реконструкции ВВЦ, поэтому мы, собственно, и выбрали это место. Расскажите, какие планы, потому что видно, что вы настроены серьезно, и за месяц уже очень сильно изменилась эта территория. Пока я шла от главного входа сюда, к фонтану, я заметила колоссальные перемены. Что будет дальше?

– Да, настроены мы действительно решительно, время терять даром не будем. Начали с того, что наводим порядок на территории: благоустройство, дорожки, асфальтовое покрытие, газоны, убираем несанкционированную торговлю, самострой. Сегодня мы с волонтерами снесли 250-й незаконный объект.

– Юбилейный.

– Да, юбилейный. Снесли забор между ВДНХ, парком Останкино и Ботаническим садом, то, о чем просили москвичи достаточно долгое время – объединить эти территории. Сейчас они физически объединены. Между ними нет никаких преград. Более того, мы строим дорожки, которые соединят тропиночно-дорожную сеть. Буквально через месяц – два мы закончим полностью реконструкцию Останкинского парка вместе с прудами, с самым большим в Европе скейт-парком и так далее.

– Давайте задержимся, такая погода, повезло нам в этот раз. Зрители спрашивают, мы сказали, что есть возможность задать Вам вопрос в прямом эфире, могут ли они присылать какие-то свои предложения по реконструкции ВДНХ, потому что очень многие люди, которые проработали здесь пять-семь лет, хотят внести свои предложения. Кто будет решать судьбу, что будет происходить дальше?

– Будут предлагать и люди, и специалисты, мы создали штаб по реконструкции ВВЦ, который я лично возглавляю. На портале «Наш город» будет идти активное обсуждение, свои предложения можно посылать и на сайт ВВЦ. Мы суммируем все эти предложения: и те, которые дают москвичи, и те, которые дают предприятия и инвесторы. Нам интересны также предложения конкретных организаций, учреждений...

– Предпринимателей еще, да?

– Предпринимателей, которые что-то хотят здесь сделать. Простор здесь – большой. Уже ряд таких предварительных переговоров мы провели. Сегодня провели выездное импровизированное совещание с промышленным комплексом России, с Дмитрием Рогозиным, с представителями «Роскосмоса», «Ростехнологий», «Росатома», показали те возможности, которые есть на ВВЦ. Например, тот же павильон «Космос»: сегодня там торгуют рассадой и вениками. Когда мы показали представителям «Роскосмоса», что это такое, в каком это виде находится, конечно, они были слегка в шоке.

– Удивлены, да?

– Да. Предложили им разместить в павильоне все свои экспонаты, которые находятся у них на заводах, на заводе Хруничева, других заводах.

– Разместить.

– Да, разместить там. И, конечно, должен быть общий дизайн, общее макетирование. С «Росатомом» договорились о том, что они построят свой новый современный интерактивный павильон, интересный для граждан. «Ростехнологии», возможно, попробуют разместить небольшую выставку или шоу-рум современных вооружений, что тоже будет интересно для граждан.

– Мы продолжаем разговаривать о реконструкции ВВЦ. Я, пока не забыла, хочу напомнить нашим телезрителям, что у них сейчас есть в какой-то степени уникальная возможность – прислать свой вопрос Вам на наш адрес m24@m24.ru. IPad мой уже не справляется с потоком писем, но мы будем стараться время от времени обращаться к вопросам горожан. А те, которые не успеем озвучить в прямом эфире, обязательно передадим и расскажем, каким образом вы сможете узнать ответ на свой вопрос. Мы уже рассказали о том, что будет объединение с Останкинским парком, чего очень хотели москвичи. Есть конкретный вопрос о том, заработает ли фонтан рядом с павильоном «Космос» – фонтан «Космос». Это, видимо, какие-то прогуливающиеся здесь часто люди спрашивают что заработает. И очень многие спрашивают, если будут отсюда выгонять всех розничных торговцев, какие-то вот эти локальные точки питания – как это будет возмещено, то есть какая инфраструктура появится на ВВЦ, которой еще раньше не было?

– Пока все, да?

– Ну, как сказать. На ближайшие 15 минут с вопросами закончили.

– Начнем с чего, с объединения территории?

– Давайте с объединения, да. Действительно все, границ больше не будет.

– Границ уже нет, мы сегодня снесли последний забор между Ботаническим садом, Останкинским парком и ВДНХ. Металлические заборы, такие мощные, фундаментальные, – их теперь нет. Наоборот, мы сейчас через каждые 70 метров делаем дорожки, соединяющие парк и Ботанический сад...

– Мостики...

– Да, мостики. Чтобы можно было гулять. Более того, хотя Ботанический сад является собственностью Академии наук, мы зашли на эту территорию, проводим там большой субботник, потому что там, конечно, территория, мягко говоря, в плохом состоянии. То, что касается Останкинского парка, мы в этом году заканчиваем его реконструкцию. Это будет один из лучших парков Москвы по своей инфраструктуре: там будет самый большой в Европе скейт-парк, все пруды будут реконструированы, обустроены и так далее. Так что это будет единая, большая, прогулочная, развлекательная, досуговая территория Москвы...

– На весь день можно прийти...

– ... самая большая. Действительно, все вместе – около 500 гектаров. Это вообще колоссальная территория. Что касается...

– Фонтана «Космос»...

– ... фонтана «Космос» – он уже работает.

– Да? Я до него не дошла.

– Дойдите.

– То есть все, уважаемые зрители, фонтан «Космос» уже работает. Вы говорите, что Останкинский парк будет одним из лучших в Москве, то есть он сможет составить конкуренцию безумно популярным сейчас «Сокольникам», Парку Горького. Есть вопрос, который связан с парковкой около таких больших парков, потому что, конечно, по выходным дням проблема такая есть. Все приезжают с детьми, с какими-то игрушками, еще с чем-то на машинах. Встать сложно. Как-то можно...

– Никак нельзя. К сожалению, это одна из немногих проблем, которая никак не решается. Всем желающим приехать на машинах невозможно. В выходные дни парки посещают по 100, по 200 тысяч человек. Можете себе представить такое количество машин...

– Автомобилей, да...

– Это невозможно. Поэтому мы, конечно, будем упорядочивать парковку, как возле, например, того же Парка Горького, делать платную парковку. Но просто всем дать парковаться – возможности такой нет. Поэтому, в первую очередь, конечно, должен работать общественный транспорт. Например, кстати, по популярности ВДНХ – самый популярный среди всех парков...

– Несмотря на то, что ...

– Несмотря на то, что здесь была плохо обустроена территория. Несмотря на то, что здесь была вот такая разухабистая торговля, какие-то шмотки и так далее, и тому подобное. Сама территория – настолько она выглядит величественно, несмотря на ее плохое состояние. Настолько она исторически притягивает людей, что в год посещает ВДНХ – не знаю, насколько уж можно верить – более 20 миллионов человек. Люди приходят по разным причинам. Кто-то приходит на выставку, кто-то приходит просто погулять, кто-то приходил в эти магазины и рынки и так далее, и тому подобное. Конечно, со временем целевое назначение многих территорий изменится, и сам посетитель изменится. Но я уверен, что количество посетителей здесь будет еще больше. Даже сегодня мы видим: люди в огромном количестве гуляют, несмотря на то, что параллельно работает техника, экскаваторы, бульдозеры, рабочие. Тем не менее, люди же гуляют, тем более что большую часть дорожного покрытия мы уже поменяли. Оно у нас стало достаточно качественным, и люди с удовольствием на роликах и велосипедах катаются.

– И просторнее стало...

– Да, просторнее. Огромное количество заборов снесено, огромное количество сараев убрано. Это уже другая территория: она раскрылась, стала более благоустроенной, вид стал совсем другой. Мы уже помыли многие фонтаны, здания. Начали восстанавливать старые фасады исторических зданий и так далее.

– Все исторические павильоны – это один из самых главных ВВЦ...

– Да, конечно.

–  ... который многие продолжают называть ВДНХ. Я так понимаю, что название, скорее всего, вернется, да, историческое?

– Я обратился к москвичам, спросил их, что лучше – ВДНХ или ВВЦ, потому что началась дискуссия: говорят, нет, ВДНХ – это что-то с таким советским...

– С советским флером?

– Да, а вот ВВЦ – это супер, это современно. На самом деле 90 процентов москвичей сказали: нет, все-таки должно сохраниться историческое название, которое...

– Есть привычка какая-то...

–  ... существовало десятилетиями, создавалось как ВДНХ. ВВЦ – это период времени. Во времена ВВЦ ничего хорошего эта территория не видела, территория пришла в запустение.

– Вот расскажите, в каком состоянии находятся павильоны, если можно как-то о них говорить вообще?

– Да, конечно.

– Запущено?

– Большинство из них в аварийном состоянии: отваливаются куски лепнины, штукатурки, кровля находится в плохом состоянии, они протекают и так далее, и тому подобное. Поэтому, в первую очередь, что мы сейчас делаем, – это работы по консервации памятников, консервации с точки зрения сохранности...

– То есть реставрация, а не перестройка...

– Пока нужно сделать первоочередные, срочные работы, чтобы дальше не шло разрушение...

– Не развалилось.

– Потом уже заниматься реставрацией. Иначе мы просто их потеряем. Вот такие работы, вы видите, на многих объектах установлены леса. Вот такие первоочередные работы, срочные работы проводятся. Затем будут разрабатываться проекты реставрации, и уже постепенно, в течение нескольких лет это будет тщательно реставрироваться. И, что самое поразительное, целый ряд объектов были еще в хрущевские времена закрыты такими металлическими панелями.

– То есть их просто спрятали.

– Да, их просто спрятали в такие квадраты, и все считали, что это какие-то современные постройки, а-ля хрущевского периода. Оказалось, что если снять передний фасад, открывается уникальный памятник удивительной красоты...

– Которые никто, фактически, не видел из современников.

– Уже десятилетия не видели. Первые памятники, которые мы освобождаем от этой скорлупы, на самом деле впечатляют. Люди останавливаются, смотрят с удивлением. Даже не могли предположить что там такое запрятано, под этой скорлупой.

– Сокровища.

– Да.

– Мы, когда с Вами в прошлый раз встречались и обсуждали инфраструктуру парков, говорили о том, что, конечно, всегда хочется учитывать и историческое значение, и район города, в котором находится тот или иной объект. И, конечно, у ВВЦ – правда, здесь такая мощь. И некоторые люди не верят в энергетику, мне кажется, здесь все ее чувствуют. Вы рассказали, что в павильоне «Космос» будет какая-то профильная выставка, Вы ведете переговоры. В принципе, концепция всего ВВЦ – она также будет привязана к истории. Останутся ли здесь выставки, например?

– Конечно. ВДНХ нельзя рассматривать как какой-то монообъект с монопрофильной деятельностью. Ну, например, только выставки – и все, и на этом все. Нет, ни в коем случае.

– Слишком много пространства.

– Дело даже не в этом. Я уже сказал, что это наиболее популярное место среди москвичей, и москвичи приходят с разными целями. Кому-то – да, нужно прийти на выставку посмотреть, а кому-то просто прогуляться, кому-то отдохнуть. Детишки должны покачаться на качельках, покататься на велосипедах, отдохнуть, поучаствовать в каких-то аттракционах и так далее, и тому подобное. Прийти в музей. Поэтому вся территория будет разбита, условно будет разбита на три части. Первая – это выставочная деятельность, которая является ядром, это все-таки самый главный выставочный центр страны. В основном это будет происходить в современном павильоне «Москва». Возможно, он потребует расширения по площади для того, чтобы вместить то количество желающих, которые хотят провести здесь выставки. Второе – это центральное ядро, историческое, где стоят, собственно, исторические павильоны, памятники истории и культуры. Там, конечно, наверное, правильнее будет делать все-таки постоянные, научно-познавательные выставки, интерактивные музеи...

– Ну, музейную такую часть сделать?

– Научно-познавательная, историческая там часть. Я уже говорил, что часть присматривает себе «Росатом», «Роскосмос», производители микроэлектроники, связисты, в том числе есть идея создания павильона «Интернет». «Ростехнологии» присматривают себе павильоны, чтобы сделать постоянный шоу-рум для современных видов вооружения. Русское географическое общество тоже хочет здесь иметь павильон, чтобы проводить свои выставки, посвященные экспедициям, открытиям и так далее. То есть желающих уже достаточно много, идет такая движуха вокруг этого всего. Люди предлагают свои концепты, идеи. И сейчас надо правильно их скоординировать, правильно выстроить какой-то общий диалог и стилистику так, чтобы это все-таки было как бы единое, в единой системе. Но я думаю, что эти все движения будут происходить достаточно быстро. И третье направление – это просто досуг, отдых горожан, который всегда здесь был. Для этого нужны современные детские аттракционы, хорошая парковая культура ...

– Аттракционы останутся? Спрашивают родители, пишут нам письма.

– Не только останутся, они приобретут современный вид. Мы в срочном порядке ничего тут рушить не будем, пусть они остаются, но постепенно, может, к будущему году сделаем новую концепцию игровых аттракционов.

– Заменять просто...

– И уже к следующему сезону все-таки постараемся сделать более современные детские аттракционы. Что касается уличной торговли: кафе, мороженое, вода и так далее. Все это будет в течение месяца-двух выставлено в современные павильоны, которые будут торговать всем необходимым. Современные кафешки созданы, точки продажи мороженого, пирожного и так далее.

– Кстати, насчет мороженого. Вы не поверите, несколько писем пришло на наш адрес: спрашивали, будет ли розничная продажа мороженого в этом году в парках, потому что в некоторых, оказывается, в прошлом году купить мороженое было нельзя. Надо было идти в магазин, а там монополисты взвинчивали цены и люди очень переживают перед летом. Мороженое будет продаваться?

– Конечно, должно в обязательном порядке.

– Слушайте, наверное, надо подводить итог какой-то разговора про ВВЦ, потому что есть еще очень много вопросов. Планов – громадье, обычно говорят в таких случаях. Какие Вы временные рамки себе как человеку, который лично это курирует, и всем остальным, кто будет здесь работать, отводите? То есть вот через сколько лет Вы рассчитываете посмотреть на это и сказать: «Как-то так, примерно, я и задумывал».

– Это огромный проект. Просто колоссальный проект, и в одночасье его не сделаешь. И не нужно...

– Торопиться.

– Второпях что-то делать. Надо делать последовательно. Но тем не менее не топтаться на месте. Мы поставили себе задачу: до 1 мая привести в порядок благоустройство парка, убрать весь хлам отсюда. И вы видите, что мы слов на ветер не бросаем, именно так и делаем. Так что к 1 мая все основные работы по благоустройству будут завершены. Затем, к юбилею ВДНХ, мы приведем в порядок большинство фасадов, которые, возможно привести в порядок, плюс еще какой-то объем благоустройства дополнительного сделаем: проложим дорожки, там, где они не были, улучшим газоны, посадим дополнительные деревья и так далее, и тому подобное. Выставим уличную торговлю, сделаем концертные площадки летние. Это – первоочередные мероприятия. В течение, я думаю, двух-трех лет мы приведем в порядок все павильоны. Не с точки зрения их детальной реставрации, но хотя бы так, чтобы они были функциональными, чтобы они могли работать. Еще несколько лет потребуется, чтобы они были наполнены жизнью. Но это все параллельно. Я думаю, что уже через год-два здесь будет совсем другая жизнь, здесь будут другие выставки, будет очевиден тренд, куда мы двигаемся. Но для того, чтобы завершить все эти работы, я думаю, ну в основном, потому что завершить этот проект вообще никогда нельзя, как...

– Это как про ремонт говорят, что можно начать и нельзя остановить...

– Надо биться всей страной вместе с Москвой. Но я думаю, что в течение пяти-шести лет основные работы на ВДНХ будут сделаны. По сравнению с двадцатилетней историей разрухи, которая здесь происходила, это не так много.

– Я согласна. Скажите, какие еще парки ждут очереди на реконструкцию или проведение каких-то восстановительных работ? Потому что, насколько я знаю, программа продолжает идти, она не останавливается и очередь дойдет до всего, да?

– Конечно. Во-первых, все парки культуры, исторически крупные парки культуры, они будут продолжать развиваться. Сейчас были сделаны первоочередные мероприятия благоустройства. Там будут появляться какие-то дополнительные аттракционы, будут реставрироваться и наполняться жизнью здания, которые на территории этих парков находятся. Плюс каждый год мы будем создавать около пятидесяти новых народных парков, небольших ...

– Локальных..

– По одному, два, три гектара, которые находятся рядом с домами, в которые можно просто пойти погулять, которые будут наполнены спортивными, детскими площадками, прогулочными, велодорожками и так далее. Кроме того, мы полсотни парков среднего, районного, префектурного уровня передали Департаменту культуры, чтобы они, эти парки, существовали не просто как прогулочные зоны, чтобы там тоже проводились какие-то мероприятия, и была культурная жизнь.

– А вот скажите, вы думаете, что возможно наполнить Москву вот хотя бы маленькими районными парками до такого состояния, чтобы уже всем многим миллионами хватило, наконец, места, или эта задача невыполнима совершенно?

– Почему? Москва, среди всех мегаполисов – самый зеленый город. Мы иногда обижаемся, что у нас зелени не хватает, парков не хватает. Но на самом деле по количеству зелени, по количеству парковых территорий или особо охраняемых природных территорий Москва не уступит ни одному мегаполису, из всех крупных городов у нас больше всего зелени. Вопрос в том, чтобы их почистить, благоустроить, осветить. Вот тот же, например, Ботанический сад. Страшно зайти, там освещения нет...

– В темном дворе вечером.

– Дорожек толком нет. Он такой, криминальное место. Но, если его осветить, благоустроить, почистить...

– По-другому будет смотреться...

– Будет замечательное место...

– Ну, то есть в общем можно справиться с этой задачей, чтобы всем было куда пойти?

– Конечно. Я уверен в том, что с развитием парков все-таки такой концентрации в одном-двух парках не будет, уже нет.

– Ну конечно. И если дальше будет развиваться вот вся эта история с народными парками, и пробок не будет рядом с большими, потому что будет возможность рядом с домом сходить и...

– Все-таки большие парки будут всегда притягивать к себе людей, потому что, ну, это нечто особенное. Как вы говорили, это особая аура, особая история.

– Конечно, но я знаю многих людей, которые предпочитают в Парк Горького ходить в будние дни после работы, когда там не так много людей, а в воскресенье, ну, что называется на районе у себя время проводить. Некоторым не нравится толпа.

– Конечно.

– А расскажите, пожалуйста, будет ли продолжаться вся фестивальная история, которая в Москве сейчас, мне кажется, набирает моду. Прошлым летом я сама была на нескольких фестивалях, концертах в парках, на площадках. И мне кажется, что очень благодарно реагирует поколение...

– Да, очень...

– Двадцати-тридцатилетних, потому что это такая красивая европейская музыкальная история. Это культура в современном проявлении.

– Очень благодарное отношение. Например, мы проводили рождественские ярмарки...

– Сейчас пасхальная идет, да?

– Да. И эти рождественские ярмарки посетило более шести с половиной миллионов человек. Такого наплыва никто не ожидал, честно говоря. С одной стороны, достаточно яркая подсветка пешеходных территорий, скверов, деревьев...

– Даже домики сами, они очень красивые.

– Домики. Плюс к тому, сама ярмарочная торговля, она была не столько городская, сколько общероссийская и международная. Мы пригласили огромное количество европейских городов, которые приехали на эту рождественскую ярмарку со своими товарами, сувенирами, с какими-то своими обычаями и так далее. Это действительно международный проект, который, я уверен, теперь точно будет жить в Москве постоянно, будет прописан в Москве. Фестиваль Рождества будет проходить в Москве ежегодно. Вот после этого фестиваля мы начали задумываться, а что дальше-то. Ну, хорошо, рождественский фестиваль прошел, до следующего Нового года целый год...

– А людям, очевидно, это нужно...

– А что тогда между этим? Поэтому думаем проводить целый ряд таких фестивалей. «Пасхальный фестиваль» заканчивается, который плавно перейдет в фестиваль «Весенняя Москва» в майские праздники. Затем мы проведем «Летний фестиваль», подумаем под какими брендами, под какими интересными фишками, сделаем фестиваль «Осенняя Москва» и так далее. То есть мы сделаем в течение года три-четыре крупных фестиваля общероссийских, международных, которые были бы интересны и для москвичей и для гостей столицы. Это будет своеобразным брендом Москвы. Спросите, почему раньше этого не делали?

– Почему раньше этого не делали?

– Потому что их делать было негде. Парки были в плохом состоянии, пешеходных дорог...

– Не было практически...

– Да, практически, кроме Арбата, не было. И тот был заполнен хаотичной торговлей, не всегда даже гулять было приятно. Площади тоже не были обустроены. Сейчас же в Москве появилось огромное количество общественного пространства, в котором приятно погулять, походить, подышать воздухом, пообщаться. Это те площадки, где теперь можно проводить любые мероприятия. Вместо огромных рынков, типа «Лужников» и прочее, появляются ярмарки выходного дня, фестивали ярмарочные и так далее. То есть это уже такая цивилизованная история, интересная, не только для того, чтобы пойти с котомкой что-то купить, а просто отдохнуть, пообщаться.

– Я напомню нашим телезрителям, что мы принимаем вопросы на нашем почтовом ящике m24@m24.ru. Правда, я не справляюсь тоже с количеством информации, но есть один вопрос, точнее, один и тот же вопрос от нескольких людей. Вы сказали про майские праздники, видимо ветераны спрашивают, что будет приурочено к празднованию 9 Мая и, видимо, какие приятные сюрпризы, да, ждут ветеранов? Потому что...

– Первое и главное – это Парад 9 Мая, большое количество концертов для ветеранов. Как общегородской концерт, который будет проходить шестого числа, так и прием в Кремле, который будет проходить восьмого мая, и огромное количество концертов в наших учреждениях. Все наши учреждения культуры будут задействованы, все парки также будут задействованы под мероприятия, посвященные 9 Мая. В этом году будет уникальное событие 1 Мая. Профсоюзы получили Красную площадь и шествие впервые за последние двадцать пять лет будет проходить на Красной площади. Такая дань уважения к российским профсоюзам, трудящимся Москвы – они могут выйти на свое историческое торжественное шествие по Красной площади.

– Очень много вопросов, вот сейчас я читаю, приходит, связанных с разными городскими программами, снос пятиэтажек, но мы просто сейчас не будем тратить на это время прямого эфира, мы обязательно найдем способ ответить.

– Это отдельная тема, по которой стоит поговорить, но отдельно.

– Ну да, просто отдельно, потому что действительно тут, ну, безумное какое-то количество вопросов для субботнего-то дня, мне кажется, необыкновенно большое. Спрашивают про то, как развивается концепция создания единого образца оформления кафе-ресторанов пешеходных зон. Потому что, если вспомните, когда мы с Вами в прошлый раз гуляли по Камергерскому переулку, мы как раз об этом говорили, что «кто в лес, кто по дрова» – это не всегда выглядит симпатично. То есть, наоборот, эклектики, ее слишком много. Что изменилось, что сейчас происходит и как рестораторы реагируют на необходимость все под один стандарт...

– Не один стандарт, а общий городской стиль. Что получилось, когда мы дали свободу и упростили порядок согласования, то начали появляться, в том числе на пешеходных зонах, такие громоздкие сооружения, которые перекрывали вообще все движение.

– Ну да, это очень хорошо видно в Камергерском переулке, когда с обеих сторон были эти огромные веранды...

– Между ними маленький проход...

– Протискивались люди...

– Между которыми при случае даже скорая помощь или пожарная не сможет уже проехать, ну и вообще неудобно для людей.

– Ну да, это техника безопасности…

– Да. Поэтому мы ввели общие стандартные требования. Не значит, что они все будут одинаковые, тем не менее, чтобы не было таких капитальных сооружений, чтобы не было остекления...

– В рамках чтобы себя держали?

– Да. Чтобы это вообще не превращалось в какой-то стихийный самострой. Все-таки должен быть более европейский вид, зонтики, столики и так далее. Целый набор предложений, есть специальное постановление Правительства Москвы с приложением, по которому можно выбрать набор мебели, зонтиков и так далее. Я думаю, что сейчас уже будет немножко другой вид на пешеходных улицах. Хотя мы всем рестораторам сказали, что мы готовы...

– Обсуждать...

– Обсуждать и принимать индивидуальные проекты. Но тогда, будьте добры, нарисуйте, согласуйте с архитектором города, чтобы это было действительно красивый объект. Это первое. Второе – это в основном касается центральной части, мы начали с нее. Потом мы постепенно такие требования начнем предъявлять и кафе, которые находятся на периферии. Почему? Потому что там такой проблемы нет, все-таки больше места...

– Больше места...

– И там большая нехватка общепита. И еще каким-то образом зажимать их, предъявлять слишком высокие требования, не нужно. А вот все-таки в центральной части, исторической части города, на пешеходных улицах, допустим, более жесткими должны быть требования.

– При этом количество веранд растет, да? Ну, если не в геометрической прогрессии, то в несколько раз увеличилось?

– Значительно! После того, как мы упорядочили процедуру разрешения, упростили, у нас за год увеличилось, не помню, процентов на двадцать пять – тридцать, наверное, количество летних кафе.

– Потому что это приятно.

– Приятно, и погода хорошая. Плюс больше порядка на улицах, меньше машин, которые заезжают на тротуары. Это создает предпосылки тому, что на местах, где раньше парковались машины, могут появиться летние кафе.

– Если уж вы сами заговорили о парковках, грех не продолжить эту тему. Расскажите, что происходит.

– Мне кажется, что период принятия этого эксперимента у большинства москвичей закончился, все меньше, и нам, в том числе, на обратную связь приходит каких-то негативных комментариев. Мне кажется, люди привыкли к тому, что в центре парковка становится платной.

– Насколько успешной Вы считаете, уже по итогам достаточно большого количества времени, программу по внедрению платной парковки?

– Теперь уже спрашивать не меня нужно, а москвичей. Хотя, конечно, есть люди, которые категорически против этого, но мне кажется, что большинство москвичей понимают необходимость этой меры. Центр города не может вместить в себя ни два с половиной миллиона, ни пять миллионов машин, которыми владеют москвичи. И когда полный хаос, когда люди паркуются там, где они хотят, бросают машины посреди тротуаров, посреди улицы в два, в три ряда. На самом деле, в первую очередь, это плохо для самих автомобилистов, что они ни припарковаться, ни проехать по центру города уже не могут.

Сегодня в центре гораздо проще проехать, проще припарковаться. Да, за это надо заплатить, но по-другому не получится. В результате стало лучше и для жителей, потому что меньше толчеи вокруг их домов, меньше запаркованных машин, лучше экология, и для автомобилистов – они быстрее проезжают по этим улочкам, есть место, где припарковаться. Хотя многие парковки, даже платные, уже переполнены.

– Но при этом у жителей каких-то пограничных зон с территорией платной парковки есть возможность обратиться с просьбой установить шлагбаум, потому что по мере того, как расширяется зона платной парковки, машины приходят и за чертой начинают заполнять дворы, что, конечно...

– В зоне парковки это особенно актуально. Автомобилисты переезжают с улицы во дворы, забивая дворы. Поэтому мы максимально упростили порядок установки шлагбаума, пожалуйста.

– Но это уже между собой надо договориться?

– Да, между собой договариваетесь, согласовываете с районным советом, со своим местным депутатом. Приходите и получайте разрешение на установку шлагбаума, закрывайте свою территорию. Мне кажется, это абсолютно разумно, и во многих дворах так и сделано. Потому что если твой двор открыт, особенно в центре города, заезжают все, кому не лень, и там, конечно, ничего хорошего не будет. Теперь у нас другая история. Многие районы, прилегающие к тем, где введена платная парковка, за пределами Садового кольца – и депутаты, и жители – начинают от нас требовать, чтобы мы расширяли зону платной парковки, наводили у них порядок. Но это отдельная история. Нужно принимать отдельные решения. Тем не менее, понятно, что эти территории будут расширяться в центре города.

– И можно напомнить зрителям, что в качестве эксперимента парковка по праздничным дням и воскресеньям с мая будет бесплатной. Посмотрим.

– Да, в порядке эксперимента. Много было обращений по поводу того, чтобы сделать в праздничные и воскресные дни парковку бесплатной. В субботу ее делать бесплатной нельзя, потому что поток машин не меньше, чем в будние дни.

– Я думаю, автомобилисты знают, что такой же трафик.

– Да. А в воскресенье и праздничные дни можно делать парковку бесплатной, потому что нет такого наплыва машин. Посмотрим, как это будет действовать в Москве, такой эксперимент проведем до конца года и сделаем потом уже какие-то выводы.

– Вы знаете, единственный негативный момент в истории с платной парковкой, для меня лично: очень сильно раздражают люди, которые закрывают свои номера бумажками, кто компакт-дисками, кто ленточками. Иногда, честно, разбирает зло за рулем, хочется выйти и сорвать. Кто уполномочен за этим следить?

– Мы. А раньше это были полномочия ГИБДД. Буквально месяц или полтора тому назад полномочия переданы городу, создана система контроля за парковкой и система эвакуаторов. Мы приняли решение на антитеррористической комиссии города Москвы: если ты закрываешь свой номер, значит, что-то скрываешь. Может, ты террорист, может, угнал машину, мы же не знаем, что с этой машиной, с какой радости ты закрыл номер или снял его? Поэтому такие машины подлежат обязательной эвакуации на штрафплощадку, а там будут с тобой разбираться, почему ты закрыл, почему спрятал свой номер, что там происходит и так далее и тому подобное.

В день сейчас эвакуируется около 800 машин. В основном, конечно, это центральная часть города. Достаточно активно наводится порядок. Есть целая служба по парковке машин, которая в ручном порядке может подойти, снять бумажку, сфотографировать номер и отправить для оплаты штрафа.

– А я надеюсь, что на это все обратили внимание, таких людей будет гораздо меньше.

– Если они не хотят проехать на штрафплощадку, в течение нескольких дней рассказывать полиции о том, почему они закрыли номер и кому машина принадлежит, я думаю, они этого делать не будут.

– Да, по-моему, Центр организации дорожного движения недавно приводил результаты исследования. Оказывается, что преимущественно закрывают номера владельцы достаточно дорогих машин.

– Как ни странно.

– Да, это парадоксально, но злостные нарушители именно они. Расскажите, пожалуйста, про программу «Миллион деревьев», которая сейчас идет. Мои коллеги даже принимали участие на прошлой неделе – активно высаживали на набережной деревья. Что происходит?

– Вчера и сегодня я принимал участие в посадке деревьев. Не миллионное дерево, но тем не менее. В этом году мы посадим около 400 тысяч деревьев и кустарников по всему городу. Много было обращений жителей, говорили: «Да, мы видим, что вы делаете посадки в особо охраняемых природных территориях, парках, но наш двор пустой. Там если не деревья, то кустарники надо посадить обязательно. Рядом скверик, в котором можно посадить. Газоны вдоль дороги, где тоже можно посадить деревья».

Но сам процесс посадки деревьев в Москве – это было нечто. Надо было создавать отдельный проект, заказывать проектной организации, согласовывать с кучей всяких ведомств и так далее. Казалось бы, простое действие – посадить дерево – превращалось в достаточно серьезную головную боль. Мы все это упростили, и теперь местный депутат составляет схему, глава управы ее утверждает, и все. И дают подоснову, чтобы дерево не посадили на электрический кабель. И пожалуйста, после этого идет посадка. Местное сообщество делает заявку, и Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы просто привозит посадочный материал – и можно сажать деревья.

– Максимально упростили.

– В некоторых районах это проходит очень активно. У нас заявки уже на тысячи деревьев. В некоторых районах это вообще не работает по какой-то причине, видимо, там недостаточно доводят информацию до людей, поэтому с пятнадцатого мая на портале «Наш город» специальный сайт будет, в котором можно заявить желание посадить деревья. Более того, сделаем мобильное приложение, по которому тоже можно писать заявки на посадку деревьев. Тогда мы определим дворы, в которых наиболее активное желание у жителей посадить кустарники, такие дворы мы включим в первую очередь.

– В общем, все будет в руках горожан. Вы знаете, очень много вопросов про улучшение безбарьерной среды в Москве. Люди говорят «спасибо» за то, что уже сделано, но несколько человек написали: почему сейчас предпочитают строить элеваторы и подъемники, которые иногда просто не начинают свою работу, вместо дешевого пандуса (в производстве дешевого), который точно уж ничто не сломает. Ну, это, наверное, вопрос к конкретным подрядчикам скорее, чем к Вам – надо на местах решать.

– Вы знаете, помимо наших желаний есть же еще требования. Требования строительных стандартов, которые определяют, где нужны лифты, где можно, где нельзя их устанавливать. Например, на пешеходных переходах через улицы, как правило, требуют поставить лифт, хотя им зачастую редко пользуются и он не работает. Но, тем не менее, строители обязаны поставить лифтовую шахту.

– Это технология, да?

– Да, по технологии. Но с другой стороны, там, где можно пандусы сделать, они и делаются и в домах, и учреждениях. Мы практически на девяносто процентов учреждения культуры уже оборудовали пандусами и они доступны для маломобильных групп населения. Ну и две трети автобусов города также уже оборудованы для колясок, для маломобильных групп населения – низкопольные автобусы современные с двигателями «Евро-5» и так далее. Но есть места, где нельзя сделать никакие приспособления – это московское метро. Старые станции – там технически невозможно сделать лифты, шахты. Но мы там придумали другое: создали систему волонтеров метрополитена на восьмидесяти станциях. Они уже работают и оказывают помощь и инвалидам, и мамашам, и престарелым...

– Просто лично помогают.

– В ручном порядке помогают спуститься в метро и подняться обратно.

– Пишут нам телезрители, спрашивают: почему в этом году отсутствуют ярмарки выходного дня у метро «Коньково», «Беляево», «Новые Черемушки»? С одной стороны, это личный, а с другой – районного масштаба вопрос. Вообще хочется поговорить про ярмарки выходного дня, потому что наконец-то потеплело, они наконец-то стали появляться. Я не знаю недовольных, я знаю только благодарных за то, что есть альтернатива магазинам.

– Мы достаточно много снесли рынков в Москве. Десятки рынков закрыты и, конечно, нужна была альтернатива, особенно в части продовольствия. Поэтому приняли решение в каждом районе создать ярмарку выходного дня. В летний период времени она, как правило, работает и в пятницу, и в субботу, и в воскресенье. Сегодня у нас есть схема размещения ста пятидесяти ярмарок выходного дня, которые в ближайшее время практически все уже будут работать.

– Вы знаете, я уже начинаю теряться в огромном количестве вопросов. Продолжают присылать вопросы про судьбу ВДНХ. Видимо...

– То есть, мы пошли на повтор, видимо, нам с Вами надо заканчивать.

– Да, мы постепенно с Вами будем заканчивать. Есть еще целая категория вопросов, связанных с чемпионатом мира по футболу 2018 года и, наверное, в числе последних таких вопросов – расскажите, что будет в городе меняться? Сейчас идет строительство и ремонт больших спортивных арен. Будут ли достраиваться какие-то малые спортивные арены, и как будет меняться гостиничный бизнес в связи с этим событием? Может ли Москва уже сейчас принять всех, кто приедет, или еще нужны новые «спальные места»?

– Москва сможет хоть завтра принять чемпионат мира по футболу, с точки зрения размещения гостей, инфраструктуры. Не так давно, в прошлом году, мы проводили чемпионат мира по легкой атлетике. По количеству команд – это второе зрелищное спортивное мероприятие после летних Олимпийских игр. Так что Москва в плане инфраструктуры уже готова, но тем не менее она стоять на месте не будет, до 2018 года будут возводиться новые гостиницы. Каждый год мы вводим тысячи номеров новых гостиниц – это очень важно для развития города.

– Вы знаете, интересуют, в первую очередь, хостелы и какие-то недорогие гостиницы.

– В том числе, и хостелы вводятся, и трехзвездочные гостиницы. Мы посматриваем – может быть «книжки», которые на Новом Арбате стоят и в которых сейчас располагаются офисы, возможно, реконструируют под гостиницы.

– Это шикарные места.

– Да, есть такой проект – это будет цепочка гостиниц в центре города.

– Ох, сейчас занервничали все арендаторы «книжек» на Новом Арбате.

– Да, наверное, они занервничали, но арендаторы не останутся без помещений – в городе достаточно мест для аренды. Тем более, что мы будем делать аккуратно. Это одна из идей, которая еще должна быть воплощена в реалии. Тем не менее, гостиниц в Москве очень много строится. Строятся дорожная, транспортная инфраструктура, общественный транспорт, пригородные электрички, так что будет чемпионат, не будет – мы все равно будем двигаться. Ну, а что касается чемпионата, я уверен, что он будет – к этому времени мы реконструируем «Лужники». Работа там идет полным ходом. Уже в этом году летом будет закончено строительство стадиона «Спартак», в том числе, будет открыта одноименная станция метро «Спартак». Параллельно строятся плоскостные тренировочные поля, так что футбольная инфраструктура будет, конечно, подтянута к этому времени, приобретет современный вид, появятся новые стадионы.

– Спасибо Вам огромное! Прошу прощения у телезрителей, чьи вопросы я не смогла задать – просто физически у нас не хватило времени, но мы обещаем, что ответы обязательно найдут своих респондентов, ну а мы с Вами что – до следующего раза? Как всегда.

Источник: ©Департамент города Москвы по конкурентной политике

Читайте также
А.В. Прохоров
06 октября 2018
Александр Прохоров - Индустрия большого города: ставка на высокие технологии
А.В. Прохоров
Руководитель Департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы
Л.В. Кострома
05 октября 2018
Леонид Кострома: Мы структурируем крупные проекты
Л.В. Кострома
Директор Городского агентства управления инвестициями при Правительстве Москвы
Л.В. Кострома
06 сентября 2018
Леонид Кострома: Инвесторы могут вложить в создание транспортно-пересадочных узлов триллион рублей
Л.В. Кострома
Директор Городского агентства управления инвестициями при Правительстве Москвы
В.В. Ефимов
12 августа 2018
Владимир Ефимов: если сдерживать Москву в развитии, доходы федерального бюджета начнут пропорционально сокращаться
В.В. Ефимов
Заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений, руководитель Департамента экономической̆ политики и развития города Москвы
В.В. Ефимов
09 августа 2018
Владимир Ефимов – о бюджете города
В.В. Ефимов
Заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений, руководитель Департамента экономической̆ политики и развития города Москвы
Н.А. Сергунина
25 мая 2018
«Причина успеха — продуманная экономическая политика»
Н.А. Сергунина
Заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы — руководитель Аппарата Мэра и Правительства Москвы
А.А. Фурсин
23 мая 2018
Алексей Фурсин: зарубежных инвесторов в Москве интересует выгода, а не политика
А.А. Фурсин
Руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы