Как Шувалов за год изменил ВЭБ. Впервые за несколько лет у госбанка появились деньги не только на затыкание дыр, но и на инвестиции


«Мы все тут товарищи, но вы все делаете неправильно!» – выговаривал как-то Игорь Шувалов на рабочей группе по нацпроекту «Экспорт» первому вице-премьеру Антону Силуанову. Повисла тишина, все недоуменно переглянулись. Силуанов промолчал, обсуждение продолжилось дальше, рассказывает один из присутствовавших на совещании чиновников. У обоих и раньше случались разногласия, но тогда Шувалов мог себе это позволить по статусу: он был первым вице-премьером, а Силуанов – министром.

Но теперь ситуация другая: после президентских выборов в прошлом году Шувалов ушел из правительства и 24 мая был назначен председателем ВЭБа. Тем не менее он продолжает оставаться одним из самых влиятельных в стране людей.

Что получил Шувалов

У Шувалова богатый послужной список: председатель Российского фонда федерального имущества, руководитель аппарата правительства, помощник президента, замруководителя администрации президента. Первым вице-премьером, курирующим финансово-экономический блок, работал с 2008 г. Также Шувалов курировал строительство объектов для саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 г., подготовку к Универсиаде в Казани в 2013 г. и чемпионату мира по футболу в 2018. Он давно просился в отставку, говорят несколько его знакомых. «[В правительстве] твой вклад в конечный результат не всегда очевиден. Поэтому Шувалов хотел отдельный новый участок работы», – сказал его знакомый. Шувалову поставили задачу перезапустить ВЭБ, рассказывает собеседник «Ведомостей».

В 2015 г. финансовое положение ВЭБа серьезно ухудшилось. «Кредиты на олимпийские стройки и украинские предприятия, которые занимали существенную долю в портфеле, стали проблемными, а доступ к западным рынкам капитала был закрыт секторальными санкциями», – говорит аналитик Moody’s Лев Дорф. На докапитализацию ВЭБа, включая погашение внешнего долга, требовалось 1,5 трлн руб. Правительство рассматривало много вариантов вплоть до закрытия банка. Эти проблемы стоили должности Владимиру Дмитриеву, возглавлявшему ВЭБ до 2016 г. Пришедшему вместо него Сергею Горькову банк достался на пике финансовых проблем, часть из которых удалось решить. «В целом банк сейчас не в плохом состоянии, и <...> он должен приобрести настоящий смысл развития», – говорил Шувалов на встрече с президентом России Владимиром Путиным, на которой было объявлено о его назначении.

Деньги и ВЭБ

Главный вопрос тогда был – где взять деньги. Шувалов еще в должности первого вице-премьера одобрил докапитализацию ВЭБа на 1,5 трлн руб., но правительство сопротивлялось. Сумма была сопоставима с планируемым дефицитом бюджета на 2016 г., а единовременное ее предоставление могло плохо повлиять на кредитные рейтинги страны, опасались чиновники.

При Горькове ВЭБ получил более 280 млрд руб. «Государство помогало покрывать убытки и обслуживать внешний долг, но возможность финансировать крупные проекты у ВЭБа была ограничена», – вспоминает Дорф. Например, на фабрику проектного финансирования, придуманную Горьковым, чтобы инвестировать в новые проекты в синдикате с другими банками, Минфин денег не давал.

«Нас не устраивала формулировка «дать денег ВЭБу»: мол, дайте триллион, а мы там сами разберемся, – говорит чиновник Минфина. – Под проекты – возможно, а под ВЭБ с раздутым штатом – нет. Они по 15 млрд руб. в год на себя тратили». Поэтому Шувалову первым делом пришлось сокращать штат: с 2000 до 1000 человек в самом ВЭБе, а с учетом «дочек» – с 8000 до 3000. Судя по всему, были урезаны и вознаграждения руководителей. Если за 2017 г. доход Шувалова составил 91 млн руб. (без учета супруги), то за 2018 г., больше половины которого тот провел не на госслужбе, снизился до 71 млн руб. Доходы предшественников были не в пример выше: у Горькова в 2017 г. он составил 250 млн руб., у Дмитриева в 2014 г. – 296 млн руб.

С Минфином Шувалову в итоге удалось договориться. «Шувалов хорошо понимает работу госаппарата и предложил вариант, который устроил Минфин», – объясняет чиновник министерства. Уже осенью 2018 г. правительство одобрило предоставление ВЭБу 900 млрд руб.: 600 млрд из них в виде госсубсидий на погашение внешнего долга, а 300 млрд – в виде подписного капитала, который банк будет получать по мере необходимости. «История с утвержденным капиталом нам понравилась, потому что деньги не уходят из бюджета до того, как они нужны на финансирование проекта», – поясняет собеседник «Ведомостей» в Минфине.

В апреле этого года ВЭБ получил новый источник длинных денег. Правительство разрешило банку привлекать депозиты бюджета не на год, а на пять лет. На 31 марта в ВЭБе было размещено 387 млрд руб. бюджетных денег, говорит аналитик S&P Сергей Вороненко. Еще 584 млрд руб. – из средств фонда национального благосостояния (ФНБ). «По факту ВЭБ при Шувалове получил почти столько же, сколько просил Дмитриев, только не единой суммой от государства, а разными способами и траншами», – комментирует федеральный чиновник.

Инвестиции с друзьями

За счет подписного капитала ВЭБ вместе со Сбербанком и Газпромбанком успел проинвестировать три проекта. Самый крупный – освоение Удоканского месторождения меди. Партнеры предоставили кредит в $1,9 млрд, из них $490 млн дал ВЭБ. Оператор Удоканского месторождения – компания БГК входит в USM Holdings Алишера Усманова, которого с Шуваловым связывают давние дружеские отношения. Также ВЭБ проинвестировал в создание производства серной кислоты на площадке «Куйбышевазота» и расширение мощностей «Щекиноазота» по выпуску метанола в общей сложности на 8,5 млрд руб.

Другая крупная инвестиция ВЭБа при Шувалове – в «Сибуглемет», который находится под управлением Evraz Романа Абрамовича и его партнеров. В марте 2019 г. ВЭБ докапитализировал компанию на 84 млрд руб. На конец прошлого года, как рассказывали источники «Ведомостей», долг компании перед ВЭБом составлял $2,3 млрд. Абрамович также давний друг Шувалова.

Анализ каждого проекта проводится независимыми профильными подразделениями, решения принимаются коллегиально, что устраняет риск конфликта интересов, уверяет представитель ВЭБа.

С чем предстоит разобраться Шувалову

В 2018 г. убыток ВЭБа сократился почти в 2 раза – с 287 млрд до 175 млрд руб. Частично это результат того, что в 2016 г. плохие долги ВЭБа были переданы в «дочку» – Фонд промышленных активов, объясняет Вороненко. В отчетности по МСФО этот фонд не учитывается.

Фонд на 550 млрд руб. выкупил долги «Сибуглемета», украинского холдинга «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД, объединяет Алчевский меткомбинат, Алчевский коксохимический завод, Днепровский меткомбинат, венгерский завод Dunaferr и польский меткомбинат Huta Czestochowa), говорил собеседник «Ведомостей», близкий к наблюдательному совету госбанка. Эти долги гарантированы бюджетом.

У ИСД высокая кредитная нагрузка, последние 1,5 года нет гендиректора, часть предприятий находится на территориях непризнанных ДНР и ЛНР, а Алчевский меткомбинат, по словам источников «Коммерсанта» и собеседника «Ведомостей», контролируют структуры бизнесмена Сергея Курченко, близкого к экс-президенту Украины Виктору Януковичу. Связаться с Курченко «Ведомостям» не удалось. Сейчас ВЭБ ведет переговоры с несколькими компаниями о продаже ИСД, в том числе с китайской Hesteel Group, на актив может претендовать и «Метинвест», говорит один из собеседников «Ведомостей». В «Метинвесте» ответили, что не разглашают информацию о коммерческих переговорах. В Hesteel Group не ответили на запрос «Ведомостей». Представитель ВЭБа вопросы, связанные с украинскими активами, не комментирует.

ВЭБу предстоит разбираться и с перешедшими под его контроль производителем индейки «Евродон», к которому банк подал иски более чем на 40 млрд руб., и заводом электроники «Ангстрем-Т» бывшего министра связи Леонида Реймана, задолжавшим 815 млн евро. Последнему предстоит процедура банкротства. ВЭБ собирался найти для него стратегического партнера, но пока на помощь снова пришло правительство: завод получит из бюджета 21 млрд руб.

Зато Шувалову удалось передать Связь-банк государственному Промсвязьбанку. Связь-банк и банк «Глобэкс» достались ВЭБу на санацию после кризиса 2008 г. ВЭБ их объединил и пытался продать, но не получилось, в том числе из-за долга перед ЦБ. Регулятор выделил на санацию обоих банков 212 млрд руб. Шувалов договорился о безвозмездной передаче банка государству при условии, что ВЭБ заберет у Связь-банка все плохие активы. Долг перед ЦБ в 212 млрд руб. будет реструктурирован. Передача Связь-банка правительству не должна принести ВЭБу убытка, заявлял Шувалов. «Окончательного решения по реструктуризации пока нет, есть много вариантов, но решение скорее всего будет одинаково невыгодно всем трем сторонам: и ВЭБу, и ЦБ, и Минфину», – говорит собеседник «Ведомостей» в Минфине.

Источник: Ведомости