Интервью Максима Решетникова о том, что ждет экономику Москвы в ближайшие три года

Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города МосквыМаксим Решетников рассказал о том, каким будет бюджет столицы на 2017 год и что ждет экономику Москвы в ближайшие 3 года.


Reshetnikov 1111Ведущая:

Максим Геннадиевич, здравствуйте. Спасибо огромное, что нашли время и приехали к нам в студию телеканала «Москва 24».

Максим Решетников:

Здравствуйте.

Ведущая:

Максим Геннадиевич, я предлагаю начать с главного, поскольку у нас началось обсуждение бюджета столицы на 2017 год. Если я не ошибаюсь, бюджет своей своей социальной направленности не изменит, в первую очередь это волнует многих москвичей.

Максим Решетников:

Действительно, это основной приоритет московского бюджета, это выполнение всех обязательств перед москвичами и вместе с тем поиск, нахождение ресурсов для дальнейшего развития города, для реализации тех городских программ, которые были объявлены мэром. И этот бюджет эти задачи выполняет. Но, наверное, надо начать не с самого бюджета, а с прогноза социально-экономического развития, который предшествует этому документу.

Ведущая:

Который стал основой для формирования бюджета.

Максим Решетников:

Да. Абсолютно верно. Всегда, когда формируем прогноз, приходится «перелопатить» очень много статистики, различной информации, соотнести всё это с настроениями бизнеса, населения, с федеральными прогнозами. В 2016 году была очень сложная процедура, потому что на федеральном уровне проектировки менялись несколько раз. Тем не менее Москва смогла построить прогноз, который, нам кажется, достаточно уверенный. Если говорить об основных элементах этого прогноза, то первое, наверное, что волнует москвичей, – это уровень инфляции. Проведенный анализ показал, что мы действительно имеем большой потенциал для снижения инфляции. В основу московского прогноза положена предпосылка, что к девятнадцатому году инфляция снизится до уровня менее пяти процентов. Это первый момент, он очень важен, потому что с этим уровнем мы сверяем изменения зарплат, предприятия соотносят уровень процентных ставок, индексируются цены и так далее, и так далее.

Ведущая:

Говоря простым бытовым языком, что мы можем себе позволить.

Максим Решетников:

Да. И вот снижение инфляции - это очень хорошая база для дальнейшего удешевления кредита, для дальнейшего роста в реальном выражении заработных плат. Мы ожидаем, что уже с семнадцатого года вернёмся на траекторию роста реальных заработных плат, они будут расти выше инфляции.

Ведущая:

Я думаю, сейчас все выдохнули наконец.

Максим Решетников:

Да. Но вы знаете, в то же время нам не стоит ожидать, что это превышение будет аналогичным тому, которое было в последние десять лет. Тогда за счёт крупной нефтегазовой ренты, которую страна и город получал, у нас так стремительно росли заработные платы и обгоняли инфляцию. К сожалению, рост реальной заработной платы и рост реальных доходов будет уже связан с ростом производительности труда. Поэтому в реальном выражении, чтобы больше получать, всё равно придётся больше или эффективнее работать.

Основа этого – работа московских предприятий, и мы видим, что уже сегодня наметились очень неплохие тенденции. Москва держит достигнутый уровень инвестиций, а за последние пять лет город на 60 процентов увеличил объём инвестиций в экономике. Наши предприятия работают с прибылью. Более того, последние данные, которые мы получили, вообще заставили нас пересмотреть модель московской экономики. Дело в том, что сектор, связанный с реальным производством, – это обрабатывающая промышленность, связь, АйТи, сектор науки и исследования, очень важный для города – их доля оказалась в полтора раза больше, чем нам традиционно показывала до этого статистика.

И вы знаете, когда мы в прошлые годы составляли прогноз, всегда было такое ощущение, что в структуре валового регионального продукта более 50 процентов занимает сфера, связанная с перераспределением: торговля, в первую очередь оптовая, сектор бизнес- услуг и так далее. Это хорошие рабочие места, там неплохая заработная плата, иногда даже очень хорошая. Но... Они слишком подвержены циклическим колебаниям: падениям цен на нефть. И были определенные опасения. В качестве ключевого риска говорили об устойчивости экономики города, как она справится с очередным шоком. Так вот, полученные данные теперь объясняют, что на самом деле статистика завышает этот сектор и в то же время занижает тот самый реальный сектор, который связан с производством, с созданием новой добавленной стоимости. И текущий прогноз позволяет нам достаточно осторожно говорить о том, что Москва в ближайшие годы вернется на траекторию реального роста. И уже на ней находимся. И мы абсолютно уверены в развитии города.

Ведущая:

Тем не менее вот какой вопрос возникает. Если сравнить плановый изначальный бюджет на 2017 год, много ли пришлось корректировать, учитывая экономическую ситуацию, все те показатели, о которых вы сейчас говорите?

Максим Решетников:

Вы знаете, безусловно, корректировки какие-то идут, но корректнее сравнивать не с предыдущим планом, а с тем, что мы имеем в этом году. И если посмотреть, то увидим, что действительно бюджет по ряду позиций достаточно существенно изменился. Что изменилось? Ну, конечно, в первую очередь дополнительные ресурсы были направлены на развитие города. Это связано с необходимостью завершения крупных объектов в строительстве метрополитена, в дорожном строительстве, с тем, что мы начинаем ряд крупных объектов в социальной сфере, в больницах (и новые больницы, и новые поликлиники, и обновление уже действующих). Поэтому вот этот блок обновился. Достаточно сильно мы продолжаем инвестировать в развитие городских и общественных пространств. Это не только проект «Моя улица», хотя он в первую очередь, это и парки, и обновления коммунальной инфраструктуры.

При этом одновременно с увеличением инвестиционных затрат мы увеличили и социальные выплаты, причём по ряду позиций такое увеличение было практически кратное. Например, дополнительно пятнадцать миллиардов рублей выделено на льготное лекарственное обеспечение, потому что сейчас применяют с одной стороны дорогие, но с другой - очень эффективные препараты. Благодаря изменению подходов и увеличению финансирования лекарств в последние годы мы наблюдаем рост продолжительности жизни в городе, потому что для лечения той же онкологии необходимы очень эффективные, но дорогие таргетные препараты и так далее.

Ведущая:

То есть на систему здравоохранения будут тратить больше.

Максим Решетников:

Да, здравоохранение наш абсолютный приоритет. Далее – развитие системы транспорта. Мы вводим новые линии метро, новую транспортную модель, WiFi в автобусах и так далее, и так далее. Но надо понимать, что Москва, как и любой крупный мегаполис, большинство таких услуг дотирует из бюджета. Потому что экономически обоснованный тариф на проезд существенно выше, чем тот, что сейчас устанавливаем для москвичей. А разница как раз идёт в виде субсидий из бюджета. И обновление подвижного состава, и расширение транспортной сети, конечно, приводят к необходимости увеличения этих дотаций с тем, чтобы всё эксплуатировалось так, как это должно быть. И такие деньги тоже в бюджете предусмотрены.

Если пройтись по очень многим позициям — ни по одной социальной позиции бюджет не снижен, а вот по ряду важных для города решений, где действительно доказана эффективность, этот бюджет из года в год увеличивается.

Ведущая:

Ещё очень многих наших телезрителей волнуют как раз крупные инфраструктурные проекты. Сколь активно они будут финансироваться в 2017 году? Есть ли на эти объекты средства в бюджете?

Максим Решетников:

Это то, о чем мы начали говорить, про адресную инвестиционную программу. трёхсот семидесяти миллиардов до порядка четырехсот - четырехсот пятидесяти, четырехсот шестидесяти миллиардов в год. И это объем семнадцатого, и там даже определенный рост есть в восемнадцатом и девятнадцатом годах.

Куда все эти деньги идут? Если мы возьмем за три года, то более триллиона рублей будет направлено на строительство метрополитена. И во многом мы ожидаем ввода очень крупных объектов: это и элементы третьего транспортного пересадочного контура, это Кожуховская линия, это другие линии, которые постоянно удлиняются.

Ведущая:

Сейчас в подробности углубляться не будем, но тем не менее...

Максим Решетников:

В подробности не буду. Просто адресно-инвестиционная программа - там можно отдельно рассказывать. Потому что каждый объект имеет значение для москвичей, и каждый объект важен. Потому что в конкретный район приходит либо метрополитен, либо открывается станция Московского центрального кольца. Поэтому это очень важные вопросы. Большой объём средств предусмотрен на строительство дорог, продолжение всей нашей дорожной тематики. Это Северо-Западная хорда и много других важных для города крупных объектов. Но в то же время в адресной программе присутствует множество и таких связок между районами, которые, может быть, в масштабах города незаметны, но способны кардинально изменить ситуацию в конкретных местах.

Ведущая:

Но здесь важно понимать, что объёмы финансирования не сократятся.

Максим Решетников:

Нет, объёмы финансирования именно адресной инвестиционной программы только увеличиваются.

Ведущая:

Максим Геннадиевич, вы ещё на заседании Правительства сказали, что по тогам этого года прирост объёма инвестиций в Москву составит два процента. Насколько это уже, возможно, помогло либо поможет сэкономить бюджетные средства при решении различных городских задач?

Максим Решетников:

Это очень важный показатель. Действительно, у нас по этому году... Ну, оценки у нас осторожные по итогам года, потому что сейчас мы идём действительно в плюсовой зоне. Но мы говорим с вами о показателях в сопоставимых ценах, то есть за вычетом инфляции. Чтобы у всех было понимание, что не надо из этого уровня вычитать инфляцию и думать, что что-то сократилось в реальном выражении... Нет, это всё цифры в сопоставимых ценах. Но надо понимать, что действующий уровень процентных ставок достаточно высок, и если московские предприятия в текущей своей деятельности уже к новым условиям приспособились, то прямо скажем, что активно инвестировать при этом уровне процентных ставок далеко не все готовы. Более того, существенная доля московских инвестиций - это инвестиции в недвижимость, и в жилую, и в нежилую. Мы тоже понимаем, что в прошлом году у нас был пик, очень много объектов было введено, но многие инвесторы в четырнадцатом-пятнадцатом году приостановили начало новых проектов. И мы неизбежно столкнёмся с этим проседанием. Поэтому на инвестиции мы смотрим очень аккуратно, но есть два момента. Первое. Надо понимать, что на один рубль бюджетных инвестиций, как правило, приходится (он вызывает) как минимум три рубля внебюджетных, то есть частных инвестиций. Поэтому важно то, о чём мы только что сказали, ­ это адресно-инвестиционная программа города. И вы правильно спросили, не снижается ли она? Нет, не снижается, и это создаёт базу для частных инвестиций. Это первое. И второе. На сегодняшний момент, вернее, в последние годы, за последние пять лет, в городе создано очень много активов. Построены новые торговые центры, офисные центры, складские помещения, объекты инфраструктуры — энергетической, тепловой и так далее, и так далее. И сейчас мы видим, что далеко не все эти объекты по максимуму загружены. То есть там существует большой объём, то, что называлось раньше «незадействованных производственных мощностей». Соответственно, возможен рост без большого объёма инвестиций, но для этого надо правильно сконструировать экономическую политику, чтобы собственники были заинтересованы вовлечь эти объекты в оборот. Это имущественные налоги, наша тарифная политика и так далее. В городе приняты десятки решений на этот счёт, и мы видим, что действительно собственники очень активно эти объекты предлагают рынку.И, соответственно, тот бизнес, который ведет, скажем так, свою деятельность в этих торговых центрах, офисных центрах и так далее, он видит, что снижаются издержки, предлагаются лучшие условия, то есть ему легче вести бизнес.И в этом плане мы говорим: задача нашей экономической политики максимально активно использовать то, что в городе есть. Весь капитал, каждый метр недвижимости, каждый метр городского пространства должны работать. И то, что мы сейчас видим в плане экономической динамики, основных показателей по бюджету, в том числе по доходам бюджета — мы видим, что идёт рост. Я вам скажу, что на сегодняшний момент у нас рост, допустим, налоговых поступлений от малого бизнеса приростом в разы опережает средний прирост налогов. Потому что благодаря торговому сбору, патентной системе налогообложения малый бизнес легализуется. А почему он легализуется? Потому что в городе созданы такие условия.

Ведущая:

Тогда возникает вопрос достаточно общий, тем не менее интересный: как структура поступлений в бюджет в этом году может поменяться? Как она будет формироваться?

Максим Решетников:

Если говорить о структуре доходов бюджета, она достаточно стабильна. Если мы посмотрим за последние пять лет, то увидим, что, безусловно, идут структурные изменения. Что произошло? Если в одиннадцатом году сорок процентов в бюджете Москвы был налог на доходы физических лиц, то сейчас – почти пятьдесят. То есть его доля выросла. Если говорить о налоге на прибыль корпораций, то он был сорок пять процентов, сейчас тридцать три процента – доля сократилась. Почему сократилась? Потому что из города ушла нефтегазовая рента. Изменения в федеральном законодательстве были постепенными, и город смог адаптироваться, а сейчас бюджет столицы бы разом лишился тех доходов, которые есть, и нам бы было достаточно сложно. Поэтому пятьдесят процентов НДФЛ, тридцать три процента налога на прибыль, все остальное – это как раз имущественные налоги, это налоги с малого бизнеса, это вот ещё шестнадцать процентов налоговых доходов. И ещё примерно десять процентов в структуре доходов – это неналоговые доходы: деньги от размещения свободных остатков, парковки, штрафы, доходы от рекламы. Доходы от использования городской недвижимости – это, кстати, самый значимый источник поступления, арендная плата от земли и так далее. Это доходы, которые стабильные из года в год. Поэтому в целом, если говорить о доходах московского бюджета, – это очень здоровая и в значительно большей степени стабильная структура, которая позволяет Москве уверенно смотреть в будущее.

Ведущая:

А тогда, вы знаете, Максим Геннадиевич, вспомню Сочи, потому что именно там на форуме вы говорили, что в следующем году Москва планирует увеличить долю региональных налоговых поступлений до пятнадцати процентов. О каких доходах идёт речь? И как вообще сам город может на это всё повлиять?

Максим Решетников:

Скорректирую чуть-чуть. Речь там шла о том, что в последние годы Правительство Российской Федерации, Государственная Дума, Президент поддержали ряд инициатив по расширению налоговых полномочий субъектов страны. И если раньше мы условно влияли на семь-восемь процентов своих налоговых доходов (потому что все остальные правила игры определялись на федеральном уровне - вот налоговый кодекс, прямые нормы регулирования, ни вправо, ни влево), то благодаря принятым на федеральном уровне решениям в ближайшие годы мы можем влиять уже на бОльшую долю налоговых поступлений. И в ближайшие годы она увеличится более чем вдвое, до пятнадцати процентов. Это касается и налога на имущество организаций, и налога на имущество физических лиц, и ряда инициатив по патентам для мигрантов и патентной системы налогообложения в целом. Вот об этом шла речь. Что, наверное, нужно отметить, что Москва на сегодняшний момент - лидер в использовании налоговых полномочий. То есть мы действительно компенсировали выпадающие доходы от нефтегазовой ренты иными источниками доходов. Но при этом важно отметить, что Москва идет не по пути роста налогового бремени на тех, кто платит, на добросовестный бизнес. Мы идем по логике легализации бизнеса, исходим из принципа, что налоги должны быть разумными, но главное — платить их должны все без исключения. И вот та ситуация с бюджетом, наш достаточно спокойный, уверенный взгляд в будущее - это как раз следствие использования тех полномочий по доходам и экономии бюджетных средств. Вот два кита, на которых стоит стабильный бюджет Москвы.

Ведущая:

Вот смотрите, вы же говорили, что в общем и целом регионы могут самостоятельно зарабатывать на свое непосредственное развитие. Если мы говорим о Москве, то откуда в Москве еще ещё можно взять денег?

Максим Решетников:

Главный источник - стратегический источник - это развитие московской экономики. Город уже подходит к рубежу, когда весь бизнес в равной степени платит налоги (Москва большую часть этого путь уже проделала), то параллельно с этим очень важно задумываться о наиболее активном развитии московской экономики, поддержке московского бизнеса. И именно поэтому в прошлом году Правительство Москвы запустило новую систему поддержки инвестиций, поддержки промышленных комплексов, индустриальных комплексов, технопарков. И уже в этом году принят объём решений, поддержаны предприятия, в которых на сегодня трудятся шестьдесят четыре тысячи москвичей. То есть Правительство Москвы поддержало рабочие места. Эти предприятия имеют программу развития, планы; они будут повышать зарплату, увеличивать производительность труда и заработную плату. Но, конечно, это только первый шаг.

У нас сейчас в очереди три десятка предприятий, которые тоже подают заявки. С ними работают, они приближаются к нашим требованиям, и мы должны не шестьдесят четыре тысячи рабочих мест поддержать, а шестьсот сорок тысяч рабочих мест. Но это та программа на ближайшие годы, та высокая планка, которую город перед собой ставит, которую ставит перед нами Мэр города. Именно с поддержкой московского бизнеса и развитием московской экономики связан дальнейший рост налоговых доходов в бюджет, а главное - доходов москвичей.

У нас сейчас в очереди три десятка предприятий, которые тоже подают заявки, с ними работают, они приближаются к нашим требованиям, и мы должны не шестьдесят четыре тысячи рабочих мест поддержать, а шестьсот сорок тысяч рабочих мест. Но это та программа на ближайшие годы, та высокая планка, которую город перед собой ставит, которую ставит перед нами мэр города. Именно с поддержкой московского бизнеса и развитием московской экономики связан дальнейший рост налоговых доходов в бюджет, а главное, доходов москвичей.

Ведущая:

Максим Геннадиевич, так что же нам делать, к чему готовиться в ближайшие три года? То есть откладывать деньги на «чёрный день», вкладывать в валюту?.. Какие перспективы нас ждут?

Максим Решетников:

Знаете, последние два года вы задавали аналогичные вопросы.

Ведущая:

Тогда ситуация была другая.

Максим Решетников:

Верно, ситуация была другая. И в той ситуации говорили о том, что надо быть аккуратнее: если можно отложить какие-то городские затраты на потом, новые кредиты не брать. Кстати, мы видим, что москвичи на это отреагировали. Действительно, объём потребительского кредитования, объём взятых москвичами кредитов снизился, а депозиты выросли. Но сейчас, конечно, ситуация нормализуется. Это не значит, что можно полностью вернуться к прошлой системе потребления, но в будущее надо смотреть с оптимизмом, надо быть готовым больше и лучше работать, но и жизнь на потом откладывать точно не надо.

Ведущая:

Спасибо большое. Мне кажется, прекрасная точка для завершения нашего разговора. Максим Геннадиевич, спасибо огромное ещё раз за то, что нашли время и приехали к нам в студию, спасибо.

Максим Решетников:

Спасибо вам.

Источник: Департамент экономической политики и развития города Москвы