Сделано в Москве. В столице грядет «новая индустриализация»

В промышленной политике столицы ожидаются большие изменения. С 1 января 2016 года заработает целый пакет новых городских законов, определяющих льготы и формы поддержки промпредприятий. Начнутся и первые торги по земельным участкам, которые город предлагает инвесторам исключительно под промышленную застройку. Что за заводы на них появятся, кто возьмется за их строительство и нужна ли Москве вообще промышленность? Об этом и многом другом корреспонденту «РГ» рассказал руководитель департамента экономической политики и развития Москвы Максим Решетников.


600 Default

Мосгордума недавно приняла пакет законов о налоговых преференциях для промышленников, среди которых Закон «О промышленной политике города Москвы». Расскажите, что это за политика и на что рассчитывать отрасли, которую долгие годы из столицы вообще всячески стремились выселить.

Максим Решетников: Новая политика подразумевает, что город определил формы поддержки и взаимодействия с самыми разными предприятиями – от крупных заводов до небольших производств. Во–первых, мы говорим о поддержке действующих предприятий и даем им четкий посыл: вы Москве нужны. Но возникает вопрос – все ли нужны и как эту «нужность» определить? Для этого мы выработали прозрачные и понятные экономические и градостроительные критерии. Иными словами, нужны все предприятия, которые компактны, то есть экономно используют территорию, технологичны и платят хорошую заработную плату своим работникам. Мы все понимаем – там, где хорошая зарплата, работают москвичи. Тем, кто под эти критерии не подходит, мы должны подать другой сигнал: либо вы инвестируете в свои предприятия, развиваетесь и получаете от города льготы, либо ищите другие варианты развития. В Москве немало территорий промзон, собственники которых держат их, что называется, на всякий случай, на будущее и никак ими не занимаются. Город это не устраивает. К этим землям подведена городская инфраструктура и кто-то другой может создать на ней что-то полезное и приносящее прибыль, платить налоги и зарплаты.

Во-вторых, мы предлагаем широкую поддержку новым производствам, которые хотят зайти в город. Помимо налоговых льгот даем еще и гарантии от некоммерческих рисков. Не секрет, что многие, прежде всего зарубежные инвесторы, боятся вкладываться в российский рынок из-за фантомных страхов, мол, случится масштабный форс-мажор и все отберут. Москва приняла закон, который защищает инвесторов, если они пострадают в случае национализации, неправомерных действий должностных лиц и т.д.

То есть вложенные деньги инвестор не потеряет?

Максим Решетников: Не потеряет. Но это, конечно, не значит, что город компенсирует ему сразу всю упущенную выгоду. Мы сейчас работаем над регламентацией этих вопросов. Некоторый опыт у нас уже есть. Он появился во время работы над Северным дублером Кутузовского проспекта – крупнейшим концессионным проектом в Москве. Совместно с бизнесом мы продумали все риски, связанные с расторжением контракта, на 30 лет вперед, прописали, кто, кому и за что будет должен в том или ином случае. Мы оставляем определенное пространство для маневра.

Рассчитываем, что таким образом дадим хороший импульс и предприятия получат стимул более эффективно использовать городскую среду и создавать новые рабочие места. Для этого в городе созрели условия. Сказалась девальвация рубля, благодаря которой все издержки в валютном выражении кратно снизились. Теперь предприятия, которые имеют либо перспективу экспорта, либо конкурируют с импортом на внутреннем рынке, стали гораздо более эффективными. У них появились возможности для развития. Вопрос один – где это делать? Мы отвечаем: в Москве. В этой гонке за инвестициями мы намерены поучаствовать не для того, чтобы согреться, а чтобы изменить ситуацию.

Давайте конкретнее поговорим о льготах для промышленников, которые устанавливаются новыми законами. Насколько они существенны.

Максим Решетников: Есть два пакета льгот. Первый, базовый, предполагает, что налоговая нагрузка снижается на 10%. Его получат те действующие предприятия, которые удовлетворяют базовым критериям эффективности: по созданию рабочих мест, уровню зарплаты, инвестиционной деятельности. Они получат статус промышленного комплекса, а значит, могут рассчитывать на льготы по земельному налогу (платить 20% от изначально начисленного) и налогу на имущество (50%). Наиболее крупные и технологичные производства могут получить статус индустриального парка либо технопарка. В этом случае пакет налоговых льгот максимальный, а совокупное снижение налоговой нагрузки составит 25%. Их освободят от налога на имущество и установят минимальную ставку земельного налога или аренды – 0,01%, а также минимальную ставку налога на прибыль – 13,5%. Все это прописано в законе о приоритетных инвестиционных проектах – статусы там четко определены.

Совершенно новые проекты также получают максимальный объем налоговых льгот, вдобавок к которому могут еще получить земельный участок либо гарантии от некоммерческих рисков. Это уже будет зависеть от конкретных проектов. Важно понимать, что законами все не заканчивается – есть еще масса критериев и нюансов, которые мы обсуждаем с промышленниками, на каждой встрече с иностранными инвесторами, выслушиваем их позицию, отрабатываем технологии. Предстоит выстроить еще всю «подзаконку», весь механизм администрирования. Когда мы работаем с двумя-тремя предприятиями, все просто. Но когда стоит задача примерно пропустить через сито эффективности 2 тысячи предприятий, это требует других подходов, над которыми мы сейчас работаем.

На международном инвестиционном форуме в Сочи московские власти объявили о своем намерении выставить на торги под промзастройку 30 земельных участков. Что это за земля, какие производства вы хотели бы там видеть? Есть ли уже интерес со стороны инвесторов?

Максим Решетников: Из 30 участков выставлены на торги пока 8, все они расположены в промзонах. Интерес есть, на нашем едином инвестиционном портале страницы с этими объектами постоянно просматриваются, в городское агентство управления инвестициями приходят запросы от бизнеса.

Каким производствам на этих участках отдаем предпочтение? Скажу сразу: никаких отраслевых ограничений не накладываем. Есть лишь строгие экологические требования. То есть там не должно быть вредных предприятий, которые могли бы нанести вред окружающей среде. В то же время не скрываем, что заинтересованы в привлечении современных предприятий, работающих в сфере информационных технологий, фармацевтической промышленности и других наукоемких отраслях. Но главное, чтобы инвестор был готов представить четкий план по развертыванию производства, по числу создаваемых рабочих мест, заработной плате. Если это будет обувная фабрика, что в этом плохого? Городу нужна и такая промышленность, мы готовы ее поддерживать.

Сколько всего сейчас в Москве промпредприятий?

Максим Решетников: По нашим оценкам, реально работающих предприятий – более 7 тысяч, а занятых в промышленности людей – более 700 тысяч человек.

Производства разные – от обувных и пошивочных цехов до автозаводов и научных лабораторий по разработке и производству современных лекарств и медтехники. Слухи о смерти московской промышленности сильно преувеличены. В столице большая разветвленная промышленная сеть, у предприятий есть все возможности для развития.

Но что-то мешает?

Максим Решетников: Такого, чтобы ничего не мешало, не бывает – трудности есть всегда. Одна из главнейших сегодня – очень дорогие деньги, высокие процентные ставки по кредитам. На модернизацию, строительство, закупку оборудования нужны крупные средства, и взять их можно только у банков. Если такие высокие ставки сохранятся и дальше, то развиваться будет трудно. С другой стороны, деньги были дорогие и в конце 1990-х годов и в начале 2000-х, но выживали и в те времена. Тем более, я повторюсь, для наших производств, ориентированных на экспорт и замещение импорта, сегодня складываются выгодные условия. Зарубежным инвесторам у нас тоже работать выгодно – их проекты из-за курсовой разницы реализовать в Москве гораздо дешевле.

 

 Источник: Российская Газета