«Бизнес никуда из города не уходит»

Почему Москву не пугает кризис и на что делает ставку столичное руководство, рассказывает Наталья Сергунина


Наталья Сергунина – один из самых закрытых чиновников мэрии: старается избегать публичности, редко дает интервью. Для нее важнее качественно выполнить свою работу, нежели рассказывать об успехах, объясняет она. В правительстве Москвы Сергунина отвечает за одно из основных направлений – экономику и создание благоприятного инвестиционного климата. Москва потеряла десятки миллиардов налогов после принятия закона о консолидированных группах налогоплательщиков, но бюджет удалось сохранить сбалансированным, отмечает заммэра. Чтобы возместить выпадающие доходы, столичное правительство занялось администрированием налога на имущество, ввело торговые сборы, упорядочивает рынок найма жилья. Кризис отразился на жизни города, но в то же время увеличились инвестиции в основной капитал, стало больше индивидуальных предпринимателей, резко выросло количество институтов развития, рассказала Сергунина в интервью «Ведомостям».

– Команда Сергея Собянина работает в Москве уже пять лет. Как вы оцениваете перемены, произошедшие в городе?

– У нас в работе такой нон-стоп, что сесть и оценить порой нет ни сил, ни времени. Много невидимой, но большой работы. Например, построенную развязку можно показать – вот, пожалуйста. Но невозможно построить новую дорожную развязку, например не предоставив землю и не оформив земельные отношения. Если ни у кого не возникает вопроса, как все работает, значит, эта работа выполняется хорошо.

Визуально в Москве изменилось очень многое. В городе мне комфортно. После расширения тротуаров город по-другому стал выглядеть, а благодаря архитектурной подсветке по-новому заиграли фасады зданий. Многие мои знакомые, которые живут в Лондоне, Париже, теперь приезжают на выходные в Москву. В Европе есть культура пешеходных прогулок. Теперь этим может похвастать и Москва.

– Чем лично вы довольны и недовольны?

– По натуре я перфекционист. Такого, наверное, не бывает, чтобы я была чем-то довольна. Некогда почивать на лаврах, поскольку всегда много работы. Как правило, что-то сделал и сразу же пошел дальше.

– Но что-то же должно греть душу?

– Мне душу греют нерешенные задачи и интерес их решать. Иногда в сердцах думаешь: «Пойду работать в более спокойное место». А родные смеются: «Да-да, работа тебя и там найдет». Это специфика характера.

– А какая сейчас перед вами большая задача?

– В разных отраслях она разная. Сложно сказать... Это все равно что спросить о любимой книге. Начинаешь сразу теряться: и та хороша, и другая, просто они 

– Экономисты считают, что этот кризис сильно ударит именно по крупным городам, потому что велика доля финансового и сервисного секторов. Каково ваше мнение? Как меняется экономическая активность в городе?

– Естественно, неблагоприятные внешние факторы, оказывающие влияние на российскую экономику, не обошли стороной и Москву. Ускорилась инфляция, сократилось промышленное производство, ухудшилось финансовое положение предприятий, стало труднее получить кредиты, сжался потребительский спрос. В то же время по итогам восьми месяцев 2015 г. объем инвестиций в основной капитал, объем строительства, энергопотребление и другие показатели выросли. Налоговая статистика показывает, что бизнес никуда из города не уходит, даже наоборот. Так, среднемесячный прирост количества индивидуальных предпринимателей в 2015 г. превышает аналогичный показатель прошлого года в 2,5 раза. Если раньше каждый месяц прибавлялось по 800 таких предпринимателей, то в январе – июле 2015 г. – по 2000. То есть каждый рабочий день число действующих предпринимателей в городе увеличивается примерно на 100 человек.

– Почему растет предпринимательская активность в городе?

– В том числе благодаря тому, что город в последние годы фактически уже реализовывал антикризисные меры. В начале года мы включили их в единый план по обеспечению устойчивого развития экономики. В соответствии с ним продлено действие льготных ставок аренды до 1 июля 2016 г. для субъектов малого предпринимательства в области здравоохранения или образования, социального питания, бытового обслуживания, физической культуры и спорта, культуры, производства, ремесленной деятельности, а также для организаций, использующих труд инвалидов. Минимальная ставка составляет 3500 руб. за 1 кв. м в год. Изменен порядок предоставления застройщикам рассрочки по оплате арендной платы за землю в первый год срока аренды после изменения цели предоставления земельного участка. Ранее рассрочка была возможна, только если плата за первый год превышала 500 млн руб. Принятое постановление отменяет пороговое значение. Кроме того, исключается прибавление 2% к ставке рефинансирования Центрального банка при начислении процентов на сумму рассрочки. Аналогичный механизм предусмотрен и для собственников земельных участков, планирующих начать строительство.

– Вас беспокоит снижение инвестиционной активности в строительной сфере? Ведь от нее зависит большое количество смежных отраслей.

– Безусловно, это одно из следствий кризиса. Но у нас активность связана не только со стройками. В городе более 7000 промышленных предприятий. Кстати, есть такой интересный прецедент: некоторые девелоперы, которые строят офисы, задумались, когда увидели, как заполняются технопарки. Теперь они интересуются принципом строительства таких объектов, какими должны быть арендаторы, чтобы потом обратиться за статусом технопарка. Для нас это плюс – появятся рабочие места с хорошей добавленной стоимостью. А плюс для инвесторов в том, что они понимают, для кого создают продукт.

– Как меняется структура доходов и расходов бюджета Москвы?

– У нас сложный бюджет с накопленным долгом прошлых лет, но есть стабильность, и мы можем планировать его на три года. Радует, что бюджет становится более сбалансированным с точки зрения доходов и расходов. Большое влияние на бюджет оказало изменение закона о создании консолидированных групп налогоплательщиков. Резкое падение налога на прибыль вынудило нас, с одной стороны, искать пути замещения, с другой – мы сразу поняли, что находимся уже в другой экономической ситуации. Началась плановая работа по сокращению расходов, определению приоритетов – на что мы можем тратить, на что нет. Эта работа велась фактически с 2011 г.

– Как заместили выпадающие налоги?

– Налоговая политика ориентирована на более стабильные источники поступлений. Важная роль отводится налогообложению имущества, развитию и популяризации патентной системы для малого бизнеса. Также происходит выравнивание налоговой нагрузки (торговый сбор) – кто уклонялся от уплаты налогов, благодаря сбору теперь будет вынужден платить. Хотя эти цифры, конечно, несопоставимы с тем, что бюджет получал раньше.

– Насколько эффективным оказался торговый сбор?

– Гораздо более эффективным, чем мы ожидали. Когда он принимался, было множество дискуссий, мы пытались объяснить, что речь идет о минимальных платежах, которые, по сути, уже включены. Для тех, кто платит, нагрузка не увеличится, но выйдут из тени те, кто раньше не платил. Причем в первый квартал решили никого не дергать, чтобы посмотреть, как это в дальнейшем администрировать. За один квартал заявились на 2,5 млрд руб. Соответственно, в год – 10 млрд руб. Результат – 75 000 торговых объектов и 42 000 уведомлений, 8 млн кв. м торговой площади. Мы рассчитывали, что придет в разы меньше.

– Какие еще видите резервы для пополнения бюджета?

– Самый главный резерв – это правильное администрирование. Мы не все собираем, потому что нет какой-то единой базы с четкими связями между тем, кто является налогоплательщиком, и объектом недвижимости, который облагается по этой схеме. Ведь раньше платили от общебалансовой стоимости, соответственно, не все объекты идентифицировались как недвижимость. Сейчас вместе с Федеральной налоговой службой и Росреестром вручную выбираем эти объекты.

– Сколько денег приносит городу налог на имущество?

– За прошлый год поступления по налогу на имущество организаций от кадастровой стоимости составили около 17,5 млрд руб. В этом году по аналогичной позиции бюджет может получить порядка 30 млрд руб. При помощи кадастровой системы оценки мы формируем стабильный источник пополнения бюджета, выравниваем условия конкуренции для бизнеса, а заодно стимулируем его активнее работать со своей недвижимостью.

– Как развивается рынок найма жилья?

– Упорядочивается с точки зрения и выдачи патентов, и подачи деклараций. Проект по легализации рынка аренды жилья в Москве действует с октября 2012 г. В рамках совместной работы органов исполнительной власти Москвы, правоохранительных и налоговых органов уже выявлено более 258 000 фактов сдачи жилых помещений в аренду. Главная задача – не пополнение бюджета, а легализация рынка аренды, наведение порядка в жилом секторе. За три года мы добились значительного результата, но это было бы невозможно без активного участия жителей города, участковых, префектур. Беспокоясь за свою безопасность, безопасность детей, москвичи стали чаще обращаться в полицию или управу с просьбой провести проверку, выяснить, кто проживает в квартире, на легальных ли условиях. Можно сказать, этот проект помогает людям защищать свою зону комфорта, контролируя происходящее в домах.

По цифрам показатели следующие: за девять месяцев 2015 г. показатели почти в 10 раз выше 2011 г. по сумме налоговых платежей и в 3,3 раза выше по количеству добросовестных налогоплательщиков.

– Как москвичи обеспечиваются социальным жильем?

– Все обязательства выполняются – в соответствии с московским и федеральным законодательством. За последние пять лет улучшены жилищные условия 39 751 семьи.

– Основная часть доходов города – от налога на прибыль и НДФЛ. В кризис это самые быстро падающие статьи доходов. Это не вызывает опасений?

– Раньше налог на прибыль занимал лидирующее положение, НДФЛ был вторым по величине источником доходов. За последние годы поступления налога на прибыль снизились, а поступления по НДФЛ растут, и сейчас это главный бюджетообразующий налог. Если посмотреть весь постсоветский период России, поступления по НДФЛ падали только один раз – в начале 90-х. Чтобы они росли дальше, у нас должны быть еще более высокооплачиваемые рабочие места. Мы над этим как раз работаем.

– Какие расходы с 2011 г. снизились, от чего отказались?

– Есть социальные обязательства, которые мы в любом случае выполним. Мы проанализировали планы по развитию в тех или иных отраслях.

– Но расходы города на благоустройство выросли за четыре года в 3,5 раза.

– Да, но эти работы фактически проводятся первый раз. Это первичные расходы. Как с капитальным ремонтом и аварийным ремонтом. Можно долго и упорно ничего не делать, но все равно потом придется потратить больше, но разово. Но можно какими-то равномерными способами поддерживать. Если взять мой комплекс, мы пересмотрели штатное расписание и наши затраты.

– Видите ли плюсы в этом кризисе?

– Я согласна с мнением, что, если бы кризиса не было, его стоило бы придумать. Это заставляет мобилизовывать ресурсы и немного по-другому смотреть на то, что ты делаешь. Главная задача в кризис – искать и находить позитивные моменты. Элементарный пример – размер ставки арендной платы. Прежняя конечная стоимость аренды была завышена. Существующий налог на недвижимость от кадастровой стоимости для офисов не позволяет просто так держать имущество. С другой стороны, кризис не дает частникам задирать ставку арендной платы. Сейчас соотношение спроса и цены становится более адекватным. В результате те, кто раньше не мог открыть даже магазинчик из-за заоблачной аренды, сейчас могут себе это позволить. К слову, мы заключили договоров с субъектами малого бизнеса по продаже офисных помещений на 68 млрд руб. Только в этом году – более чем на 20 млрд руб. Ставка по рассрочке ниже ставки, по которой они кредитуются в банке.

– Размер ставки аренды – каким он был, каким стал?

– Если говорить о городской собственности, которая находится в аренде, то в настоящее время более 62% всего фонда сдается по льготным ставкам – 3500, 1800 или же 1 руб. за 1 кв. м в год. Эти цифры не менялись с 2013 г. При предоставлении нежилых помещений нельготным категориям на конкурсной основе ставка арендной платы устанавливается с учетом итоговой годовой ставки арендной платы, зафиксированной в протоколе организатора торгов. Стартовая, т. е. начальная, ставка арендной платы за объект, выставляемый на торги, определяется на основании заключения независимого оценщика о рыночной величине годовой арендной платы.

– Как оцениваете экономическую ситуацию в стране в целом?

– Я думаю, что она похожа на ту, что и в городе, но сложнее и многограннее.

– Какие прогнозы?

– Вопрос в том, как относиться к происходящему. Как в анекдоте: пессимист видит темный тоннель, оптимист – свет в конце тоннеля, а реалист – едущий поезд.

– Что происходит с институтами развития (технопарки, технополисы)? Сколько город уже инвестировал в их развитие? Есть ли оценка доходов от деятельности этих институтов?

– В Москве создано 17 технопарков и два технополиса («Сколково» и «Москва»). Общая площадь – 814 000 кв. м, загруженность площадей – 87%. При этом сегодня только пять объектов являются государственными: технополис «Москва», технопарки «Слава», «Строгино», «Мосгормаш» и «Нагатино». Остальные созданы при помощи частных инвестиций. Сферы самые разные: IT, микроэлектроника, разработка композитных материалов для гоночных болидов и т. д. Большое количество технопарков могло закрыться, мы поддержали их, предоставив различные преференции, в частности в возмещении части процентов по кредитам на развитие инфраструктуры или имущественного комплекса – до 300 млн руб. для технополисов, до 100 млн руб. для технопарков. К началу 2017 г. общее число технопарков, технополисов, индустриальных парков может возрасти до 60.

– Как город планирует развивать территорию промзон? Ощущение, что определенной стратегии нет – развивать ли промышленность, какую или ее не должно быть совсем.

– Категорически с этим не согласна. Как раз по технопаркам и технополисам наша работа показательна. Что касается промышленных территорий, то значительная их часть пока не интегрирована в создаваемую в городе технологичную производственную среду. Многие владельцы земель держат их как актив, не развивая производства. Правительство Москвы побуждает собственников к модернизации и развитию промышленных территорий.

– Каким образом?

– Комплексная система поддержки промпроизводства включает в себя правовую защиту инвестиций, налоговые льготы и упрощение административных процедур. Для стимулирования предоставляются пониженная ставка земельного налога, льготы по уплате налога на имущество, льготные ставки арендной платы за землю, субсидии. Но льготы получат те предприятия, которые будут удовлетворять обсуждаемым сейчас с промышленным сообществом критериям эффективности: это объем инвестиций и выручка на гектар, заработная плата должна быть выше средней по отрасли.

Также разработан программный документ, определяющий направления инвестиционной политики Москвы до 2025 г., – инвестиционная стратегия; недавно принят пакет законопроектов, разработанный нашим комплексом, об инвестиционных приоритетных проектах. Эти документы вводят единую систему поддержки инвесторов. Она включает налоговые льготы от 10 до 25% и другие преференции, в частности гарантии от некоммерческих рисков.

– Удается ли привлечь частных инвесторов в инфраструктурные проекты?

– Мы заключили в 2013–2014 гг. контрактов ГЧП более чем на 500 млрд руб. По концессионным проектам (строительство Северного дублера Кутузовского проспекта и медицинские проекты) соглашения заключены на 75 млрд руб. Контракты жизненного цикла на приобретение и дальнейшее обслуживание подвижного состава для Московского метрополитена составили 245 млрд руб. 

– Как идет программа приватизации в городе? Перестали говорить про нее.

– Вопрос в выгоде – что выгодно, а что невыгодно сейчас делать. Мы понимаем, что сейчас не время продавца, и притормозили процессы с точки зрения продаж.

– Поэтому покупаете сейчас офисы в «Москва-сити»?

– Это оптимизация издержек. Размещение органов власти в зданиях – памятниках архитектуры обходится слишком дорого. Будем офисы продавать. Даже в нынешних условиях они стоят дороже, чем то, что мы покупаем в «Москва-сити».

– Ощущение, что вы не продали ни одного такого здания, а передаете все федеральному правительству.

– Это не так. В 2014 г., к примеру, мы реализовали девять подобных объектов на сумму более 1,6 млрд руб. В этом году мы продали 10 объектов общей стоимостью выше 1,5 млрд руб., еще пять выставлено на торги. Кроме того, с 2012 г. действует программа «Памятник по рублю»: здания передаются инвесторам, они их реставрируют и после этого получают льготную ставку аренды – 1 руб. за 1 кв. м. Программа идет вполне успешно: аукционы уже состоялись где-то по 20 объектам. Что касается передачи имущества на федеральный уровень, то мы выполняем закон, по которому субъект обязан передать имущество, если оно используется федеральными органами исполнительной власти. С 2014 г. в федеральную собственность переданы объекты недвижимости площадью 255 225 кв. м и земельные участки площадью 248 309 кв. м.

– Есть ли претенденты на ЦУМ?

– Пока нет, но мы не теряем надежды. Владельцы части площадей ЦУМа ведут какую-то свою игру с потенциальными инвесторами, пытаясь их убедить, что объект не надо покупать.

– Какие планы у IКЕА в Москве?

– Они ищут площадки на вторичном рынке с уже готовой документацией на строительство торговых центров, насколько я знаю, переговоры ведутся по двум адресам.

– Департамент торговли Москвы периодически говорит о том, что в городе есть районы, где торговля фактически монополизирована одним ритейлером, но под текущие ограничения порога доминирования в 25% это не подпадает (закон измеряет долю отдельного игрока на уровне муниципалитета или города). Как Москва планирует решать эту проблему?

– Мы стараемся максимально вовлечь нежилые помещения, даем возможность открывать там магазины. Сейчас низкие ставки аренды позволяют прийти на торги широкому кругу игроков.

– Ведете ли вы переговоры с группой ГАЗ об изменении условий (прежде всего по цене – в сторону снижения, как просит у госзаказчиков компания) по ранее заключенным контрактам из-за девальвации рубля?

– Они имеют такую возможность по федеральному закону. Но фактически этой возможностью никто не воспользовался.

– Как идут переговоры с Daimler об организации выпуска легковых автомобилей в регионе?

– Мы предложили ряд вариантов, они думают.

– Общественное питание входит в подведомственную вам сферу. Что там изменилось?

– Радикально упрощен порядок открытия летних кафе и веранд при ресторанах. Разрешение на открытие летнего кафе теперь выдается бессрочно – на бесплатной основе, без оформления земельно-правовых отношений – в срок до 30 дней (раньше необходимо было его возобновлять каждый год, процедура занимала до пяти месяцев). Общее количество летних кафе с 2011 г. увеличилось на 60,9% до 2500. Мне приятно видеть, что они по-другому выглядят. Это улучшает облик города, увеличивает туристический поток.

– Почему так много внимания уделяете культурно-массовым мероприятиям?

– Все началось с попытки сделать хорошо свою работу, это была рождественская ярмарка. (Смеется.) Мы решили, что она должна стать событием. Так все началось. К 2015 г. сформировался календарь фестивалей, включающий пять больших мероприятий: «Путешествие в Рождество», «Московская весна», «Московское лето», «Московская осень», «Москва Триумфальная». С точки зрения экономики – крайне выгодная история для города. Вы не поверите: проходимость на мероприятиях такова, что на нас даже вышел Ростуризм с предложением включать их в туры. Благодаря фестивалям и ярмаркам московский турпоток за последние годы увеличился до рекордных 16,5 млн в 2014 г., т. е. на треть. Обороты в близлежащих ресторанах и магазинах в эти периоды вырастают в разы. Только в ЦАО расположено более 2500 ресторанов, кафе, баров, кондитерских, точек фастфуда. Совокупный дневной оборот этого бизнеса превышает 500 млн руб. В фестивальное время он увеличивается приблизительно вдвое. А это зарплаты, налоги и т. д. Не зря все крупнейшие города мира пытаются проводить такие мероприятия.

Источник: Ведомости