Максим Решетников: В экономике Москвы есть высокий иммунитет к нынешней ситуации


Reshetnikov Maksim GВедущий: В нашей студии Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Максим Решетников.

Максим Геннадьевич, здравствуйте!

Максим Решетников: Добрый день!

В.: Спасибо большое, что Вы к нам пришли. Понимаю, что сейчас у Вас такая вот страда, что называется, потому что во всей экономике у нас, говорят, большие проблемы. Я имею в виду и снижение курса рубля, и всякий прочий негатив, связанный с этим и не связанный с этим…

Давайте начнем. Я, во-первых, напомню нашим слушателям, что мы объявляли на сайте «Комсомольская правда» (kp.ru) сбор вопросов для нашего гостя, и самые интересные, самые актуальные вопросы мы отобрали и обязательно Максиму Решетникову их зададим. А начнем мы вот с чего.

Вы знаете, что сейчас происходит с московским бизнес-климатом, как себя чувствуют предприниматели - крупные, средние, мелкие? Говорят, сейчас у нас бизнес – основа экономики. К Москве это тоже применимо?

М.Р.: Вы знаете, предприниматели чувствуют себя по-разному, и по-разному чувствуют себя в зависимости и от размеров предприятий, и в зависимости от отраслей. Если говорить о малом и среднем бизнесе, ну, впрочем, давайте, наверное, малый возьмем, то индикаторы разные. С одной стороны, безусловно, вот та ситуация неопределенности, которая есть – доступность кредита, состояние потребительского спроса– очень многих предпринимателей сейчас, ну, в общем, озадачивает, так, мягко говоря… С другой стороны, мы видим динамику создания, допустим, индивидуальных предпринимателей, и за первое полугодие этого года у нас на 12 тысяч стало предпринимателей больше. То есть, более, чем на 5% число ИП-шников (буду пользоваться этим термином) увеличилось. О чем это говорит? Это говорит о том, что, при всем при этом, люди идут в бизнес, люди, я бы так сказал, легализуются, люди откликаются на те инициативы, которые Правительство Москвы проводит. Потому что мы связываем напрямую, допустим, рост числа ИП с развитием патентной системы налогообложения. То есть, ситуация очень разная. С одной стороны, онатревожная. Часто читаешь оценки, близкие к паническим, есть такие заключения... Наше общение с предпринимателями показывает, что запас прочности московской экономики сильно больше,, чем многим кажется. Все-таки предприниматели прошли и кризис 98-го года, и кризис 2008-го года. И, по большому счету, все-таки есть рецепты, как действовать в тех или иных ситуациях. В экономике Москвы есть достаточно высокий иммунитет к нынешней непростой ситуации.

В.: А вы не интересовались структурой вот этого числа предпринимателей, которое приросло с начала 2015 года? Это те, кто, так сказать, легализовался, то есть, понял, что патентная система действительно удобна и пришел в «белую» зону из «серой» или это вообще совсем новые предприниматели, которые, несмотря на кризис, сгенерировали идею, скопили определенный капитал или умудрились взять кредит в банке и вперед пошли к своей цели?

М.Р.:Вы знаете, если посмотреть структуру патентов, которые приобретаются, а у нас по первому полугодию на 22% патентов приобретено больше, чем за весь прошлый год, то есть, такая хорошая динамика.И если посмотреть по видам патентов, мы видим очень большой рост числа патентов в розничной торговле – в полтора раза больше. Более, чем 7,5 тысяч, по-моему, приобретено патентов. И, кстати, это связано, в том числе, и с введением торгового сбора. Как Вы помните, те, кто приобретает патент, могут не платить торговый сбор. С нашей точки зрения, это те люди, которые легализовались. То есть, они поняли, что патентная система налогообложения, коль все равно надо платить налоги, то патентная система налогообложения наиболее удобная. При всем при этом мы видим рост числа приобретенных патентов людьми, допустим, которые занимаются репетиторством, которые занимаются, там… услуги фитнес-тренеров, которые занимаются предоставлением услуг по ремонту помещений… То есть, нельзя сказать, что только в какой-то одной сфере идет рост. Он идет такой, фронтальный, и это говорит о том, что достаточно много людей… Кто-то, наверное, и вновь начинает работать, но все-таки скорее это большой процесс легализации тех людей, кто занимается в городе предпринимательством, и это очень и очень хорошо.

В.: Кстати, наверное, стоит ожидать, что одновременно начнется и какая-то более серьезная борьба с теми, кто продолжает находиться в серой зоне?

М.Р.: Действительно, основная задача нашей налоговой политики - не в том, чтобы увеличить налоги, а в том, чтобы выровнять условия ведения бизнеса. Ведь налоги могут быть низкими, могут быть высокими - это, на самом деле не столь важно для экономики, сколь важно соблюдение принципа равенства уплаты всеми этих налогов. Другими словами, платить должны все. И вот, наши инициативы и по той же патентной системе налогообложения, и по торговому сбору – это выравнивание условий налогообложения. То, что устанавливается минимальный, и весьма разумный, мы видим по стоимости патентов, уровень налогообложения, но при этом мы добиваемся, чтобы эти налоги платили все. Тот же принцип мы внедряем при переходе к налогообложению имущества организаций от кадастра, тот же принцип мы используем, когда внедряем систему патентов для мигрантов, много еще где.Все нашиинициативытак или иначе реализуют этот принцип.

В.: А не собираетесь, точнее, я слышал, что собираетесь расширять список патентных видов деятельности. Когда это расширение может произойти, и какие виды деятельности попадут в эту палитру?

М.Р.: Вы знаете, такое право было нам предоставлено в начале лета правками в налоговый кодекс, и сейчас у нас есть поручение Мэра Москвы максимально использовать эти возможности и расширить перечень видов деятельности по патентам. Сейчас ведем расчеты. В основном, это будут виды деятельности, которые касаются относительно небольшого производства, и виды деятельности, связанные с предоставлением бытовых, социальных и прочих услуг. Вот по этому перечню мы сейчас готовим предложения по расширению патентной системы.

В.: До конца года они уже будут готовые?

М.Р.: Да, безусловно. Я думаю, что в течение месяца мы закончим подготовку предложений, рассмотрим эти предложения на Правительстве Москвы, выйдем в городскую думу, и, безусловно, до 4-го декабря примем соответствующие правки в законодательство.

В.: Татьяна задает вопрос, точнее, два вопроса: «Есть ли у города «план» по сбору налогов?» ,- потому что с каждым годом, по мнению Татьяны, их становится все больше,-« С чем это связано? Другие платить перестают…» - судя по всему, Татьяна – предприниматель. Второй вопрос: «Говорят, что деньги идут на благоустройство, но ведь и плитку перекладывают на бордюрах, и детских площадок уже полно, и парки все уже сделали красивыми. Дальше-то что? Возможно, деньги стоит переключить на что-то еще?»

М.Р.: Первый вопрос по поводу налогов: много их или мало. Приведу одну цифру. У нас налоговые поступления, если мы возьмем 15-й год, те оценки, которые мы делаем на конец года, и соотнесем, с теми налогами, которые получали в 11-м году. Они выросли где-то на 14,5%. Еще раз подчеркну: за 4 года общий рост налоговых поступлений – 14,5% При этом, если мы посмотрим уровень инфляции, накопленной за эти 4 года, он окажется, практически в 3 раза больше. Это к тому, что налоговая нагрузка на бизнес, если в целом смотреть именно городскую часть, то она, как минимум, не увеличивается, мягко говоря. А на самом деле, даже снижается. При этом, безусловно, меняется структура налогов и структура тех, кто несет эту налоговую тяжесть, налоговую нагрузку.

Дело в том, что раньше такую налоговую нагрузку несли крупные государственные корпорации: нефтегазовый сектор и т.д. И они достаточно много средств перечисляли в бюджет города. Произошли изменения в федеральном законодательстве, да и плюс, сейчас особенно, и ситуация изменилась. И поэтому, безусловно, сейчас основной акцент в доходной базе бюджета переносится на налоги, связанные с имуществом, налоги, связанные с местным бизнесом. И это нормально, так живут все мировые города. Поэтому здесь, действительно, идут определенные новации. Но, еще раз подчеркну, что в совокупности уровень налоговой нагрузки существенно снизился за последние годы в реальном выражении.

Теперь, что касается направления расходования средств. Все, конечно, знают о расходах на благоустройство, действительно, на строительство, но надо понимать, что две трети расходов городского бюджета – это расходы социальные: расходы, связанные с доплатами к пенсиям, расходы, связанные с льготами по жилищно-коммунальным услугам, расходы, связанные с нашей системой образования, с финансированием школ и больниц и т.д. И основная как раз задача по наполнению доходов – это задача по финансированию вот этих социальных статей бюджета. При этом город реализует абсолютно беспрецедентные программы по развитию, по строительству метро, дорог. Но надо понимать, что мы оказались в ситуации, когда достаточно долгое время эти сферы недофинансировались. Ситуация с транспортом 2-4 года назад – это следствие того, что город развивался несбалансированно. Мы входим в достаточно глобальные вопросы, но это надо иметь в виду. Нам, действительно, не хватало метро, и не хватает до сих пор, поэтому мы так много вкладываем в его развитие. Городу не хватает дорог, поэтому мы продолжаем реконструкцию. Но, конечно, за последние три-четыре года сделано очень много, и набран такой темп, который позволяет нам рассчитывать, что за ближайшие годы мы сделаем очень большой шаг вперед.

В.: Слушательница Татьяна говорит о том, что пора тратить на что-то другое помимо благоустройства. Давайте, скажем ей, что будем тратить на не благоустройство, когда закончится благоустройство.

М.Р.: Как я сказал ранее, помимо благоустройства, мы тратим на развитие инфраструктуры города.

В.: Кстати, это хороший знак: если каждый второй говорит о тратах на благоустройство, значит, каждый второй это видит. На самом деле, видит каждый, просто не каждый…

М.Р.: Это, на самом деле, высокая оценка, когда говорят: «Ну, хвати, уже все хорошо.» Но, правда, мы встречаемся и с другой оценкой, что сделали хорошо, а сделайте, еще и здесь, и там у нас необустроенная территория и у нас, все-таки, город должен постоянно развиваться, и благоустройство должно идти уже от центра дальше, в районы ближе к МКАДу. И хотя там много сделано, поверьте, к нам еще очень много территорий, где требуется благоустройство.

В.: Следующий вопрос – это такой отсыл к патентной системе, учитывая, какими темпами она прирастает, количество индивидуальных предпринимателей и, наверное, расчет есть на то, что их будет еще больше. Дайте, небольшой ликбез проведем по просьбе Светланы: «Максим Геннадьевич, добрый день. Решил заняться репетиторством, давать уроки математики школьникам. Как будет рассчитываться мой налог, ведь зарабатывать я буду по-разному. Летом, например, занятий у школьников нет. С чего мне вообще начать, как зарегистрироваться быстро и без волокиты?»

М.Р.: Первое.что нужно сделать - пойти в налоговую инспекцию и получить статус индивидуального предпринимателя. Это делается весьма просто, вся технология отработана, после этого появляется возможность приобрести патент. Стоимость патента по репетиторству - полторы тысячи рублей в месяц. В том случае, если патент приобретается на длительный срок – ближе к году, то можно часть заплатить в начале года, часть заплатить в конце года. То есть, тем самым есть возможность сбалансировать доходы и расходы.

В.: Вот давайте о чем поговорим. Вы несколько минут назад сказали, что в нынешних условиях основная нагрузка налоговая будет перемещаться на сферу услуг, которую во многом представляют индивидуальные предприниматели. Но, может быть, е такими большими темпами, но, тем не менее. Вообще, какую-то помощь малый бизнес может получить от города? Потому что, видел недавно цифры: опрошенные одним учебным заведением представители малого и среднего бизнеса в массе своей (73 %) заявили, что они не обращались за помощью, точнее, не пользуются помощью города, а многие, собственно, и не знают об этой помощи. Кто-то не обращался ни разу, а кто-то обращался, но потому что не верит, что ее можно будет получить легко.

М.Р.: Я бы уточнил. Я не говорил о том, что основную сферу нагрузки будет нести именно сфера услуг, я говорил о том, что именно малый, средний бизнес. Имущественное налогообложение будет надежной базой для бюджета, как это есть во всех мировых городах. Если говорить о сфере услуг, то все же это, скорее, источник занятости людей, самозанятости и т.д. Мы анализировали предыдущие программы поддержки малого предпринимательства… Как правило, это раздача каких-то преференций ограниченному числу приближенных предпринимателей, поэтому очевидно, что та команда,управляющая городом, исповедует иные принципы. Мы говорим о том, что нужно создавать равные условия для всех. И с этой точки зрения мы сделали большой шаг в плане внедрения той самой патентной системы налогообложения, которая предполагает весьма и весьма разумный уровень налоговой нагрузки, ну, например, патент по тем же репетиторам – полторы тысячи рублей в месяц. Она мне кажется более, чем разумной. Патент на косметологические услуги, парикмахерские – четыре с половиной тысячи рублей в месяц . В общем, весьма и весьма разумный уровень налогообложения, и именно поэтому предприниматели весьма активно идут вот в эту сферу.

В.: «Подскажите мне, пожалуйста, небольшой салон, услуги свои большей частью парикмахеры оказывают с выездом на дом, но официально небольшой салон в спальном районе города все же есть. Площадь 40 кв. м Одни говорят, что торговый сбор нам придется платить, другие – что мы имеем право на льготу как салон красоты. Можете все-таки дать однозначную трактовку нынешним правилам?»

М.Р.: В этом случае, салон красоты не является плательщиком торгового сбора. Пи этом, даже, если они продают какую-то косметику, то это является для них сопутствующим видом деятельности. Если это не магазин с вывеской «Салон красоты», а действительно оказываются эти услуги, и там стоит небольшая стойка с продажей косметики, то торгового сбора уплачивать не надо. Здесь никаких волнений быть не может, а если необходимо официально откуда-то что-то распечатать, рекомендую обратиться на сайт Департамента экономической политики города. Там есть официальные разъясненияот нас, поэтому здесь волноваться не нужно.

В.: получается, малый и средний бизнес Москвы в качестве основной поддержки получает понятную, прозрачную и сравнительно недорогую систему налогообложения. Все остальное – это уже бизнес, все остальное – это уже, как говорится, добейся сам.

М.Р.: Все остальное – это «добейся сам», хорошие слова.

В.: Продолжим. Вот интересная тема, ветка целая: «Сейчас активно популяризируется вопрос импортозамещения. Какие производства будут в столичных технопарках, российские? И какие специалисты в ближайшее время будут нужны городу?»

Кстати, по поводу специалистов, тоже один из недавних опросов показал, что многие московские предприниматели (малый и средний бизнес) жалуются на недостаток квалифицированных кадров и, более того, говорят, что, несмотря на ухудшающиеся экономические условия, они не собираются увольнять людей.

М.Р.: Вы знаете, вот это как раз к вопросу про ухудшающуюся экономические условия. Где-то они ухудшаются, а где-то создают новые возможности. Месяца полтора назад были мы в Милане, вели переговоры с итальянскими бизнесменами. Прозвучала такая интересная оценка. Владелец крупного холдинга по производству бытовой техники говорит: «Да, конечно, печально все это, девальвация, серьезные убытки понесли на ней, но, с другой стороны, эффективность производства в России выросла в два раза. Я сейчас перевожу на наши заводы в России заказы из других стран, у меня увеличивается объем производства» Поэтому, надо понимать, что девальвация, которая сейчас произошла, очевидным образом резко увеличила эффективность производства в стране в целом и в городе. И отсюда очень многие предприниматели увидели новые возможности, и возникает спрос на рабочую силу: на инженерные кадры, на квалифицированных рабочих и т.д. И это ровно та активность, те виды деятельности, которые мы будем поддерживать в наших технопарках, технополисах. И сейчас мы готовим дополнительное законодательство под них и дополнительные льготы. Будем кратно расширять число таких структурных территорий города, и те отрасли, те виды производства, которые мы будем поддерживать. Это и IT сфера, и фармацевтика, и машиностроение, и пищевая промышленность - все то, что создает достаточно высокую добавленную стоимость , все то, что эффективно использует городские территории, и это те производства, где должна быть обеспечена достаточно высокая заработная плата. Не только на словах, но и на деле уже сейчас мы предоставляем налоговые льготы, и дальше будем эту практику расширять.

В.: Давайте, поговорим о бизнесе, который, так или иначе, связан с арендой недвижимости торговой и офисной в Москве. Насколько мы знаем, с прошлого, по-моему, года, у нас налогообложение осуществляется исходя из кадастровой стоимости, но эта стоимость, получается, меняется постоянно. Как здесь быть? Как и бизнесу особо не навредить, и при этом бюджету, так сказать, в упадок не попасть? Есть такая вот оценка, что ли, такой «градусник», который показывает шкалу, когда меняется кадастровая стоимость и, соответственно, налог исчисляется?

М.Р: Наверное, это отдельная, даже достаточно глубокая тема. Первое, что надо сказать, что сама по себе методика налогообложения от кадастровой, в данном случае, от рыночной оценки – это мировая практика. Действительно, с прошлого года мы внедрили налогообложения недвижимости организаций от кадастра. В чем экономический смысл? Такая система налогообложения заставляет собственника использовать помещения. Мы очень часто сталкивались с тем, что сидит собственник на достаточно привлекательном для города объекте и выставляет такую цену, которую бизнес не хочет ему платить. Но он сидит и ждет. Рано или поздно кто-то придет. Теперь, когда есть система налогообложения, ему это сложно делать, потому что каждый квартал нужно нести достаточно ощутимые издержки. И это заставляет его более активно предлагать, снижать цену и участвовать в рыночных отношениях. С другой стороны, мы понимаем, что эта система налогообложения выровняла налоговую нагрузку на разные объекты. Дело в том, что старая система основывалась на балансовой стоимости. Такое бухгалтерское понятие. По большому счету, это было соревнованием бухгалтеров : я вот этот объект поставлю на баланс за стоимость там, двадцать миллиардов рублей, а я, там, за пять миллиардов рублей, а я - за три миллиарда. В результате у нас получалось, что уровень налоговой нагрузки на сходные объекты различался просто катастрофически.

В.: Такое соревнование бухгалтеров.

М.Р.: Да, да. И город не получал денег, и конкуренция искажалась, а та система, которую мы ввели, сейчас потихонечку выравнивает эти условия. Там еще много задач, связанных с налоговым администрированием, но мы их постоянно, шаг за шагом решаем. И по этому году мы видим, что рынок очень гибко отреагировал на изменение спроса и предложения. В прошлом году много объектов ввели в городе, построили, и они вышли на рынок. При этом спрос где-то стагнировал, где-то даже и снизился. И мы видим, что рынок по этому году очень оперативно отреагировал снижение ставок аренды. И когда мы обсуждаем эту тему, я всегда спрашиваю: давайте, определимся, мы покупаем или продаем? Мы на чьей стороне? Если мы на стороне рантье, то есть, тех, кто вкладывает, вложил деньги, и хочет потом очень долго, ничего не делая получать прибыль, то, наверное, для них, действительно, печальная ситуация, и нам надо расстраиваться. Но если мы на стороне бизнеса, который действительно организует рабочие места , торговлю, что-то завозит, продает, организует , ищет ниши, иными словами, работает, для него-то стала ситуация в этой части лучше. Потому что арендные ставки снизились. Поэтому, мне кажется, мы здесь делали поистине такие революционные изменения, которые со временем, в том числе, изменят город. Постольку, поскольку теперь город заинтересован напрямую, экономически в рыночной стоимости. Если раньше, когда мы говорили, вот, мы вкладываем деньги в благоустройство, здесь разбиваем парки, здесь строим станцию метро и так далее, но если честно, для нас, для города, это были расходы. То теперь мы понимаем: мы вложились, выросла стоимость недвижимости окружающей, и мы получили дополнительные налоги. Да, безусловно, это проекты, которые не окупаются за пять-семь лет, но мы уже понимаем, что за двадцать лет этот проект через налоги окупится для города. И город теперь все свои вложения постепенно будет рассматривать не как такие, что называется, безвозвратные вложения, а как имеющие определенный экономический эффект. И вот для нас это такое изменение ментальности, с одной стороны, с другой стороны, для бизнеса это тоже понимание того, что, наверное, период такой вот «халявы», когда можно было просто вложить деньги и долго потом, не платя никаких налогов, получать хорошую прибыль, которую потом кто-нибудь еще и в оффшоры выводил, да? И, наверное, этот период уже тоже проходит, бизнес это нормально понимает, нормально к этому относится и шаг за шагом легализуется. Мы видим это движение, и мы его всячески приветствуем.

В.: Интересно, на что конкретно пойдут деньги от продажи патентов и от торгового сбора? Думаю, если бы система была более прозрачной и понятной населению, то критиков этих инициатив было бы меньше. Народ хочет прозрачности распределения средств.

М.Р.: Вы знаете, мы тоже этого хотим, поэтому мы изначально при внедрении патентной системы налогообложения договорились, что все те деньги, которые мы соберем от патентов на конкретной территории, мы потом отдадим на расходы, на нужды этой же территории. Как это делается? Мы собрали деньги, мы распределили их по районам, мы довели их до соответствующей префектуры, управы, а дальше местные депутаты принимают решение, на что эти деньги потратить. И уже управы под их контролем эти деньги соответственно тратит. Поэтому, здесь эта система сделана абсолютно прозрачно.

В.: Спасибо Вам большое, Максим Геннадьевич. В нашей студии был Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Максим Решетников. Мы договорились о встрече еще не раз. Спасибо большое, Максим Геннадьевич.

М.Р.: Спасибо за ваши вопросы. 

Источник: Департамент экономической политики и развития города Москвы