«Предприниматели наконец-то признали наши усилия по улучшению инвестклимата в Москве»

Лучшими регионами для инвесторов в России стали Калужская и Белгородская области, а также Татарстан. Рейтинг наиболее привлекательных субъектов для бизнеса был представлен на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. В десятку лидеров также вошла Москва. Вопросы инвестиционной привлекательности столицы обозреватель "Коммерсант FM" Константин Эггерт обсудил с министром экономики правительства Москвы Максимом Решетниковым


— В пятницу презентовался рейтинг инвестиционной привлекательности российских регионов, и Москву можно поздравить, да?

— Да, действительно, Агентство стратегических инициатив презентовало рейтинг инвестиционной привлекательности регионов, и Москва оказалась одним из наиболее динамично прогрессирующих регионов с точки зрения улучшения делового климата.

— А в каких-то цифрах, с какого места на какое поднялась?

— В прошлом году не было стопроцентного охвата регионов, была пилотная группа — 22 региона, и если брать из этой группы, то мы поднялись с 16-го места на восьмое место, а если говорить в целом уже про рейтингование всех регионов, то Москва заняла 13-ю позицию, что, с одной стороны, нас не вполне еще устраивает, но, с другой стороны, надо понимать специфику Москвы. В чем она заключается — в том, что очень многие регионы, особенно те, которые находятся в топах, используют ручной механизм управления: телефон губернатора — "инвесторы, звоните", прямой контакт, вручную проводка всех проектов. Понятно, что для Москвы такое невозможно в силу масштабов, в силу массы проектов. Поэтому, конечно, наша задача была запустить машинку, то есть машину, которая будет в массовом порядке сопровождать эти проекты, и эта работа шла последние три года.

И как раз то продвижение, которое мы видим — это во многом следствие того, что предприниматели наконец-то почувствовали и признали эти результаты, потому что у нас всегда была проблема: мы вроде очень много сделали, но с точки зрения восприятия предпринимательским сообществом оценки были не очень высокие, и мы всегда как-то так внутри, знаете, обижались. Но тут можно только на себя обижаться, потому что надо больше рассказывать, надо больше объяснять, и просто иногда нужно время, чтобы предприниматели почувствовали это. Сейчас уже можно сказать, что часть этих реформ видна с точки зрения конечных результатов.

— Буквально за два-три дня до форума правительство Москвы представило новую программу поддержки стратегических инвесторов в экономику города с гигантскими льготами на десять лет, если предприятие, инвестор соответствует определенному набору параметров. На каких секторах вы концентрируетесь, кого вы хотите привлечь для инвестирования в Москве?

— Действительно, то, о чем вы говорите, имело место: во вторник на заседании правительства мы рассмотрели новые законодательные инициативы, которые направлены на поддержку инвестиционных процессов в городе. Это, по большому счету, следующий шаг в улучшении делового климата. В чем суть? Вводится понятие "инвестиционно приоритетный проект" — это проекты, которые создают высокоэффективные рабочие места, хорошо используют городскую территорию в приоритетных сферах. Что касается конкретного перечня приоритетных сфер, он будет правительством определен чуть позже, но уже сейчас понятно, что это будут ключевые наши промышленные направления: машиностроение, фармацевтика, авиастроение и так далее, то, что мы уже неоднократно обсуждали. Но одновременно с этим не только промышленные сферы войдут в этот перечень — это будет и IT, и социалка, и транспортные проекты, в общем, все то, что действительно городу надо, и все те сферы, где город требует инвестиций, где городу необходимы инвестиции.

— Как, если хотите, можно это сочетать, гармонизировать со столичной функцией Москвы? Потому что это гигантская проблема — любые инвестиции в город сталкиваются с тем, что это еще и столица со специфическими функциями, за которые даже бюджет доплачивает Москве.

— Безусловно, это очень большой объем инвестиций, который Москва научилась привлекать. В прошлом году северный дублер Кутузовского проспекта, крупнейший инфраструктурный концессионный проект нам удалось "упаковать", то есть сделать условия, предложить инвестору, пройти все процедуры, и сейчас он вошел в стадию реализации. Это просто пример для такого рода крупных проектов. Что же касается особенностей, которые Москва готова предложить инвесторам, то я бы здесь назвал новый механизм, который предложен в законе, — это механизм предоставления гарантий инвесторам от некоммерческих рисков, то есть от рисков, связанных с изъятиями собственности, рисков, связанных с национализацией, рисков, связанных с незаконными действиями чиновников, и так далее, и так далее.

— Да, я видел, там какие-то даже есть цифры компенсации, но процентные, я так понимаю?

— Да, и в этом случае Москва готова компенсировать и сумму инвестиций в том случае, если инвестиционный проект из-за этих рисков не пошел, и даже в определенной степени упущенную выгоду. И такого рода механизм резко усилит преимущества Москвы в конкуренции за инвестиции и с другими регионами, и с другими мировыми городами, и уже даже на обсуждении рейтинга некоторые губернаторы отметили такого рода инициативу Москвы и большой интерес проявили с точки зрения копирования.

— Максим, в том, что касается развития оставшихся промзон в Москве, что будет сделано? Я недавно проезжал и видел, что на территории ЗИЛа ведется строительство, там, кажется, будет какой-то ледовый дворец или что-то еще, видимо, какое-то жилое строительство, но у москвичей часто возникает ощущение, что девелопмент — это главный бизнес, который существует в Москве.

— Это очень сложный вопрос, но все наши законодательные инициативы нацелены на то, чтобы вернуть в промышленные зоны промпроизводства. Да, не все без исключения промышленные зоны надо отдавать под промышленность. Тот же ярчайший пример — это ЗИЛ. В 5 или 7 км от Кремля наличие такого производства большого, наверное, не очень целесообразно, но в то же время в других промышленных территориях мы будем максимально стимулировать собственников развивать производства за счет того, что будем закреплять там именно промышленную функцию, чтобы не было надежды все застроить жильем, потому что, когда все ожидают, что можно построить жилье, никто не будет инвестировать в промышленные проекты — они дольше, тяжелее и сложнее. Но мы говорим: нет, здесь только промышленность, вот вам дополнительные ТЭПы, пожалуйста, реконструируйте свои предприятия. Если вы инвестировали, вам максимальные налоговые послабления, вам гарантии, вам субсидии, вам инфраструктура. Если вы этого не сделали, тогда, извините, мы будем вас экономически стимулировать и принуждать к этому, в том числе повышая там уровень налоговой нагрузки на те территории, которые просто не используются по своему прямому назначению.

— Максим, три приоритетных проекта на ближайшие три-четыре года, которые вы видите?

— Вы знаете, у нас задача №1 — это запустить офсетные контракты, мы видим большой потенциал, в первую очередь с точки зрения фармацевтики. Это будет абсолютно новый проект, новый механизм. Дальше, безусловно, вопрос транспортно-пересадочных узлов — нам нужно привлекать туда инвестиции, ну и, это все-таки поддержка малого и среднего бизнеса, это крайне важно для города.

 

Источник: «Коммерсантъ».