Максим Решетников: «Для нас нет недовольных — есть бизнес, который ставит вопросы»

Глава Департамента экономической политики Москвы рассказал Business FM о том, как относиться к новым налоговым льготам, которые должны вступить в силу в ближайшее время


29 апреля Мосгордума приняла в первом чтении проект внесения изменения в закон «О налоге на имущество организаций». В официальной формулировке, «новое предложение направлено на дальнейшую поддержку реального сектора экономики столицы за счет введения новой налоговой льготы». Деталями с руководителем отдела «Недвижимость» радиостанции Business FM в эксклюзивном интервью поделился министр правительства Москвы, глава столичного Департамента экономической политики Максим Решетников.

Максим, мы с вами беседуем буквально сразу же после вашего выступления в Мосгордуме, посвященного новому налого-проекту. Или налого-льготе. Как вы оцениваете это обсуждение? Готовились к более жесткой критике, к большему числу вопросов — или, в общем, все примерно так и предполагалось?

Максим Решетников: Скорее, все прошло конструктивно, поскольку сам законопроект обсуждался заранее. Он был разработан в ответ на определенные вопросы и запросы бизнеса, он обсуждался на антикризисной комиссии, которую ведет Наталья Алексеевна Сергунина в правительстве Москвы, предварительно мы обсуждали его и с депутатами. Поэтому все прошло конструктивно — как и должно было, наверное, пройти.

В чем суть законопроекта и суть предложений московского правительства?

Максим Решетников: Для того чтобы рассказать суть законопроекта, придется немножко пересказать вообще суть системы «налогообложения от кадастра» и те изменения, которые в этом году произошли в городе. В мае прошлого года Московской городской думой был принят закон, который предполагает, что под налогообложение от кадастра подпадают объекты двух типов. Первый тип - это объекты, расположенные на земельных участках, где видами разрешенного использования являются офисы, либо торговля. Второй тип — это объекты, которые фактически используются под офисы и торговлю в соответствии с теми критериями, которые установлены в Налоговом кодексе. И что у нас получилось?

Получилось, что ряд объектов, которые расположены на земельных участках, где в числе видов разрешенного использования — производство, какие-то еще вещи, и через запятую стоит торговая, офисная либо административная функция — так вот, формально объекты такого вида разрешенного использования попали в список тех, кто подлежит налогообложению от кадастра. Но по факту крайне небольшая часть зданий используется под офисную и торговую функцию - меньше 20%. Например, из 1687 объектов, которые по критерию земельного участка попали в перечень, уже сейчас известно 100 объектов, для которых эта функция является вспомогательной. В этой связи предприятия (да и не только предприятия — очень разные объекты в такую ситуацию попали) обращаются к нам и говорят: сделайте что-то, потому что по факту мы — не торговля и не офисы, и для нас это вспомогательная функция, у нас нет таких доходов, другой абсолютно бизнес.

А налоги платим как все…

Максим Решетников: Ну да, а налоги платим, как торговый центр. Мы обещали вести гибкую и адекватную налоговую политику, реагировать на обращения бизнеса, и после проработки мы как раз предложили механизм, благодаря которому такого рода объектам дается льгота — в 4 раза снижается от норматива уровень налоговой нагрузки, что является абсолютно здравым уровнем. И, соответственно, именно эти изменения и предложены в проекте закона, который сегодня прошел первое чтение.

Давайте зафиксируем еще раз. Объекты, в которых торговая, офисная, административная функция, зоны общественного питания занимают 20% и менее, имеют право на налоговую льготу в размере 75%.

Максим Решетников: И даже еще более точная формулировка: объекты, в которых торговая и офисная функция занимает до 20%, и это подтверждено актом Государственной инспекции недвижимости, но расположены они при этом на земельных участках, где один из видов разрешенного использования торговля или офисы (то есть, по факту там есть торговля и офисы) — вот они, действительно, получают льготу: для них уровень налоговой нагрузки снижается в 4 раза от расчетной. Более того, в том случае, если на предприятия еще не приходила Государственная инспекция по недвижимости, и они еще не обращались туда за проверкой — у них есть возможность обратиться. Только мы просим это сделать до 15 июня! Придет проверка, если факт «до 20%» подтвердится, до 1 июля будет составлен соответствующий акт, и на основе этого акта предприятия могут заявить налоговую льготу в Налоговую инспекцию и четырехкратно снизить расчетную сумму налогообложения.

Вы оценивали объем рынка, на который это все рассчитано? То есть, сколько примерно объектов может попасть под действие данного закона?

Максим Решетников: Уже сейчас, как я отмечал, попало 100 объектов. Думаю, что еще, может быть, есть около ста объектов, по которым обратятся, и по которым надо будет провести проверки. То есть, предельно — до 200 объектов, это некий максимум, который мы ожидаем. Более того, это не единственная наша мера по сглаживанию углов в период перехода к новой системе налогообложения.

Вчера на правительстве мы приняли постановление - и исключили из перечня объектов, подпадающих под «налогообложение по кадастру», еще 40 объектов. Это, как правило, промышленные, полностью промышленные здания, по которым… ну, просто не было допуска к проверке, и по внешним признакам они были признаны офисами. Сейчас проверка прошла, и мы, по сути, с 1 января, задним числом, исключили их из перечня. Так что они останутся в старой системе налогообложения, более для них выгодной.

Давайте поговорим о параметрах, которые заложены в законопроекте. 20% - можно ли объяснить, откуда они взялись? А самое главное, насколько жестко будет соблюдаться этот параметр? То есть, те, у кого 22%, могут даже не дергаться?

Максим Решетников: 20% - это параметр, определенный Налоговым кодексом. А те, у кого 22%, могут и должны обратиться в Государственную инспекцию по недвижимости. Все пограничные случаи мы, конечно, очень внимательно рассматриваем — у нас у всех есть установка: стараться максимально идти навстречу промышленным предприятиям. Конечно, очень внимательно смотрятся поэтажные планы, идут расчеты и так далее, потому что мы тоже прекрасно понимаем — у предприятий всегда остается вариант обжалования такого рода решений в суде, и мы стараемся находить устойчивое, сбалансированное решение. В первую очередь, повторю — в поддержку реального сектора экономики.

75% - это откуда взявшийся показатель? Обсуждался ли он — то есть, были ли какие-то другие предложения?

Максим Решетников: Мы его просчитывали еще в прошлом году, когда принимали льготу по заводоуправлениям (это, по сути, офисные здания, которые расположены в едином комплексе с промышленными зданиями). И мы там уже этот коэффициент применили — 0,25, а сейчас просто по аналогии распространили его на другие здания. Безусловно, мы проводили определенные расчеты, изучали ситуацию — а она ведь для всех очень разная. У кого-то здание давным-давно построено, но проведен, допустим, капитальный ремонт — и, тем не менее, балансовая стоимость остаточная, по сути, или копеечная. Поэтому, конечно, для них рост налогов с 1 рубля до 10 рублей - это рост в 10 раз, хотя по рынку их «аналоги» могут платить и полторы тысячи. А кто-то, наоборот, говорит — у меня новое здание, у меня достаточно высокая балансовая стоимость, мне переход на кадастр выгоден, потому что иногда и кадастр ниже баланса, да еще и ставка ниже в два раза, поэтому он-то как раз выигрывает.

Словом, очень разные бывают ситуации, но главное, что мы делаем всей нашей налоговой реформой — мы выравниваем условия налогообложения, и всех ставим в равные условия. Чтобы предприятия конкурировали не по тому, как они применяют налоговое законодательство и бухучет, а по тому, какую продукцию и по какой цене они производят.

Установлен срок подачи документов для предприятий, которые теоретически подпадают под действие нового закона — это 15 июня. Почему именно такой срок? И опять же — были ли варианты?

Максим Решетников: Срок в законе установлен до 1 июля. Но до 1 июля надо уже установить факт, поэтому мы очень просим предприятия обратиться именно до 15 июня — чтобы мы успели оформить все необходимые акты. Это в интересах самих же предприятий — чтобы они успели уже по итогам второго квартала заявить эту налоговую льготу; иначе им придется платить по полной ставке, а только потом делать вычет, зачет и так далее. Поэтому чем раньше, тем всем лучше. Мы в определенном смысле идем навстречу предприятиям, ну, а с другой стороны, подстегиваем их действовать как можно быстрее.

Как вы думаете, этот срок может быть — как бесплатная приватизация — пролонгирован и пролонгирован… Или все-таки это жестко установленная дата?

Максим Решетников: Я думаю, что как раз эта дата будет жестко установленной. Хотя бы потому, что большую часть такого рода объектов мы уже выявили, по ним уже проведены проверки, и все акты уже есть. Мы просто даем всем остальным предприятиям дополнительное время, и призываем их еще раз: обращайтесь! Потом будет поздно, потом уже надо будет ждать 2016 года и, соответственно, весь 2015 год придется платить по тем условиям, которые сложатся по состоянию на 1 июля.

Льгота установлена на 5 лет. Почему именно на этот срок? И как вы думаете, может ли быть она продлена, например, на следующие 5 лет?

Максим Решетников: Что будет в 2019 году с точки зрения развития экономики и налогообложения, пока, наверное, мало кто возьмется прогнозировать. Но с точки зрения нашей стратегии — я думаю, конечно, мы вернемся к этому вопросу. А то, что 5 лет - мы все льготы устанавливаем на 5 лет. Это, в принципе, рекомендация и наших коллег на федеральном уровне, Министерства финансов Российской Федерации — с тем, чтобы анализировать эффективность льгот. Так что у нас все льготы имеют срочный характер.

Сегодня депутаты во время обсуждения задавали вопрос: про 20% понятно, а вот не стоит ли конкретизировать, что именно может и должно быть размещено на оставшихся 80%, чтобы объект смог получить льготы? Или это неважно и там может быть размещено, в принципе, что угодно?

Максим Решетников: В настоящее время федеральный законодатель дал нам возможность по переходу на кадастр только применительно к торгово-офисной недвижимости, и по большому счету, сейчас я бы не сказал, что есть большая необходимость детализировать, что там происходит на оставшихся 80%. Мы прекрасно понимаем, что основная функция, которая там есть — это функция производственная.

Безусловно, это может быть еще и складская функция, это могут быть какие-то социальные функции - гаражи, стоянки, социальные объекты. Я думаю, что пока разговоры о детализации, наверное, преждевременны. Хотя, безусловно, у нас есть ряд непростых тем, где, мы понимаем, надо еще вместе с бизнесом поработать. Например, та же сфера бытовых услуг, те же автомастерские, которые занимают положение «между» - мы понимаем, что это не торговля, и рентабельность бизнеса там не торговая и не офисная, но формально те же автомастерские подпадают под критерий бытовых услуг, и, стало быть, под «налогообложение от кадастра». На сегодняшний момент в тех объектах, которые мы уже «охватили», такого рода бизнес встречается достаточно редко, но в целом для дальнейшего движения вперед нам надо решить все эти вопросы. Пока мы их фиксируем, и все обращения бизнеса очень внимательно отрабатываем, и даже если нет немедленной реакции, мы, тем не менее, все собираем в один пакет — чтобы все учесть, когда будем принимать дальнейшие решения.

Сегодня налогово-льготный законопроект был принят в первом чтении. Когда ожидать окончательного принятия закона?

Максим Решетников: Мы рассчитываем, и коллеги-депутаты здесь идут нам навстречу, что после майских праздников состоится второе чтение. А оставшееся время мы все вместе потратим на то, чтобы все объяснить предприятиям, обратиться к ним еще раз через общественные организации с просьбой отреагировать на новые возможности и, если это действительно их тема, обратиться в Государственную инспекцию за проведением проверки. И в целом у меня призыв к предприятиям — более активно следить за изменениями налогового законодательства, которые идут на городском уровне. При необходимости стоит сразу же обращаться напрямую к нам — через общественные объединения, через наши организации, чтобы своевременно ставить на повестку дня все неразрешенные вопросы. Мы готовы давать необходимые разъяснения, при необходимости готовы и дальше выходить с изменениями налогового законодательства.

При принятии любого закона всегда и обязательно находятся недовольные, которые считают, что их обошли, что установленные параметры несправедливы, что они тоже могли бы иметь право, но по каким-то чисто формальным признакам не подпадают под действие таких новеньких, таких хороших норм. Вы готовы к появлению таких недовольных? И что бы вы могли им сказать уже сегодня?

Максим Решетников: Вопрос не в том, довольны люди или недовольны - это эмоциональная оценка. А вот когда к нам выходят с фактами, с расчетами, когда говорят, что для них резко меняются условия ведения бизнеса, причем бизнеса добросовестного, когда реально возникает какая-то угроза — мы всегда садимся за стол переговоров, всегда готовы искать компромиссный вариант. Поэтому для нас нет недовольных, для нас есть бизнес, который ставит вопросы. Может быть, не все готовы раскрыться — тогда честного диалога, конечно, нет, и быть не может. Но если бизнес готов играть в открытую, готов показать, что честно работает на благо города, то и город такому бизнесу всегда будет идти навстречу.

 

Источник: Business FM